Поиск
На сайте: 567987 статей, 285487 фото.

«Татарская княжна» - Ханна Шигулла, Ирина Квирикадзе и Дана Агишева рассказали о работе на этой картине. 31 Московский кинофестиваль

Ханна Шигула на 31 ММКФ
Перейти
Ханна Шигула на 31 ММКФ

Сегодня в рамках российской программы фестиваля состоялась премьера фильма Ирины Квирикадзе «Татарская княжна», в котором роль Анны Ахматовой сыграла известная немецкая актриса Ханна Шигулла. Премьерный показ фильма почти совпал со 120-летием со дня рождения великой русской поэтессы. Действие картины разворачивается в Париже в 1910 году и спустя более полувека. Уже на склоне лет Анна Ахматова, вернувшись во Францию, вспоминает, как, отправившись в свадебное путешествие с Николаем Гумилёвым, она познакомилась в Париже с художником Амедео Модильяни. В центре сюжета любовный треугольник — Николай Гумилёв, молодая Ахматова и влюблённый в неё художник, написавший с Ахматовой несколько ню. Режиссер фильма представила свою интерпретацию истории отношений Ахматовой и Модильяни, возможность которых до сих пор ставится под сомнение, поскольку ни художник, ни поэтесса не оставили об этом каких-либо упоминаний.
После премьеры фильма Ханна Шигулла, режиссер Ирина Квирикадзе и актриса Дана Агишева, сыгравшая роль молодой Анны Ахматовой, ответили на вопросы корреспондента РуДаты.

Интервью с актрисой Ханной Шигулла

Вопрос: Фрау Ханна, на пресс-конференции Вы сказали, что не видели ещё фильм и Вам было бы очень интересно его посмотреть. Сейчас, после показа фильма, какие чувства Вы испытываете?
Ханна Шигулла: Фильм мне понравился, и я рада, что я в нём снялась.

Татарская княжна
Перейти
Татарская княжна

Вопрос: Как долго Вы готовились к роли?
Ханна Шигулла: Я просто читала стихи Анны Ахматовой, немного изучила историческую ситуацию, собственно, это была вся подготовка.

Вопрос: В Санкт-Петербурге Вы побывали в ахматовских местах, в Фонтанном доме?
Ханна Шигулла: Я побывала в ее квартире, для меня это было очень важно, там же все это и происходило, я это прочувствовала всеми порами своей кожи.

Вопрос: О каких эпизодах, сыгранных в фильме, Вы могли бы сказать, что наиболее полно ощущали себя русской женщиной, в смысле переживаний, воспоминаний, чувствовали, что передаете ее очень близко?
Ханна Шигулла: Я не считаю, что привязываться именно к русской душе здесь имеет первостепенное значение. Мы все, прежде всего, люди. Это важнее. Любой человек, который пережил в своей жизни какие-то трудные времена, может войти в ее положение, прочувствовать его сложность. Конечно, ее поэтический дар был особым, эта поэзия корнями уходит в русский язык. В ее творчестве всегда чувствовалось, что она осталась самой собой, не предала себя. И она испытала некую благодать, которая снизошла на нее в зрелом возрасте. Она стала творить добро. Я не знаю, какой Ахматова была на самом деле, но мне кажется, что в преклонном возрасте очень важно иметь в себе внутри такую доброту и отдавать ее. Не нужно быть какой-то острой, ожесточаться, озлобляться, даже если жизнь была тяжелой. Нужно идти к этой доброте.

Интервью с режиссером фильма «Татарская княжна» Ириной Квирикадзе

Вопрос: Как появилась идея снять фильм? Пришла ли она спонтанно или это давно задуманный проект?
Ирина Квирикадзе: Вышло совершенно случайно. Не могу сказать, что я такая фанатка Ахматовой, нет, я очень её люблю и что-то знала про её жизнь, а тут у Павла Каплевича был проект создания сериала о любовных треугольниках. Он пригласил меня участвовать в проекте, предложив сначала любовный треугольник Маяковский — Брики. Но мне хотелось снять фильм об Ахматовой, правда, о более позднем периоде ее жизни. Однако Павел Каплевич выбрал Модильяни, Ахматову и Гумилёва. Но об их взаимоотношениях практически нет никаких свидетельств, за исключением маленького эссе Ахматовой. Так что в картине есть только 3-4 реальных факта: Гумилёв и Ахматова были в Париже в свадебном путешествии, познакомились там с Модильяни, и он рисовал Ахматову.

Ирина Квирикадзе
Перейти
Ирина Квирикадзе

Вопрос: То есть ни на каких исторических документах Вы не основывались?
Ирина Квирикадзе: Их нет, так что в этом я чиста.

Вопрос: А как Вам книга Б.Носика «Анна и Амедео»?
Ирина Квирикадзе: Этой книжкой я бы ни за что не рискнула воспользоваться, это не мой жанр, я хотела этого всячески избежать. На меня даже напали, почему, мол, Вы очернили Гумилева? Я про себя говорю — извините, Николай Степанович, но по законам драматургии кто-то должен быть не очень хорошим, иначе просто не получается. Я против него ничего не имею, как поэта, наверно, ценю больше Ахматовой, но его образ в фильме не имеет никакого отношения к реальности.

Вопрос: Я понимаю, что фильм рассчитан на довольно большую зрительскую аудиторию, а вас не беспокоит такой момент, что, допустим, молодёжь, которая сейчас не так хорошо знает биографию как Гумилева, так и Ахматовой, воспримет этот фильм как основанный на реальных событиях?
Ирина Квирикадзе: Как Вам сказать, Вашими устами да мёд пить — насколько будет широка аудитория такого рода фильма, не знаю. Что касается молодёжи, мое дело — снять фильм, дело зрителя — его воспринимать.

Вопрос: Фильм вышел на экран в год юбилея Ахматовой. Так планировалось?
Ирина Квирикадзе: Это — совпадение.


Интервью с Даной Агишевой

Вопрос: Создание образа великой поэтессы, пусть даже совсем ещё юной женщины, большая ответственность. Как Вы подходили к этой роли, какие чувства испытывали, что, может быть, вызывало затруднения, или требовало размышления, или что-то хотелось от себя добавить?
Дана Агишева: Я не играла великую поэтессу. Дело в том, что у меня была другая задача изначально: я играла, как Вы правильно сказали, девушку, которая ещё никому не известна, которая еще не состоялась ни как личность, ни как женщина, ни как поэт. И моя задача была, скорее, попробовать угадать, если можно так выразиться, какие-то черты, какое-то эмоциональное состояние молодой Ахматовой, которые могли бы быть ключом к её образу. Поэтому, поверьте, когда я играла, я меньше всего думала о том, что играю какого-то великого человека, я играла девушку, приехавшую в Париж, со всеми вытекающими из этого последствиями, что Вы и видите в кино. Поэтому стихи я не читала, мы с самого начала так договорились с Ириной.

Дана Агишева
Перейти
Дана Агишева

Вопрос: Как Вы готовились к роли, и, вообще, насколько неожиданным было для Вас это предложение?
Дана Агишева: Неожиданным не было, были пробы. Это моя третья по счету главная роль, предыдущие были в фильмах Светланы Проскуриной «Удалённый доступ» и «Лучшее время года», в последнем случае я играла одну из главных ролей. Я работала с Германом-младшим в «Гарпастуме», с Алексеем Мурадовым в «Черве».
А как готовилась к роли… Спросите лучше, как только я не готовилась… Чего я только ни делала. Начнем с того, что я повесила себе на зеркало кучу фотографий молодой Ахматовой. Все, что могла найти в интернете, распечатала, и каждый день причесываясь, смотрела, все время смотрела на нее, и как-то проникалась ее. Для меня в течение четырех месяцев не было другого зеркала, как зеркала с фотографиями Ахматовой. Выражение лица, улыбка… Одна улыбка смогла мне в итоге очень многое рассказать. Вы знаете, когда долго смотришь на изображение, оно раскрывается перед тобой. Это одна сторона. С другой стороны, читала — я привыкла читать, поскольку училась на филфаке МГУ, нас там этому научили. Читала все, что смогла найти об Ахматовой, и, конечно, стихи — это самое главное. Никогда больше нельзя было узнать, только как прочитав стихи и изучив их — когда писала, кому, почему, как комментировали критики, современники, она сама. Насколько смогла, я погрузилась в эту историю, в эту жизнь, а что получилось — судить зрителю.

Вопрос: Вы работали на площадке со знаменитой актрисой. Как Вы себя чувствовали с Ханной Шигулла?
Дана Агишева: На площадке я работала с Ханной Шигулла, играя роль внучки Ахматовой. Аура Ханны — фантастика, это потрясающая аура. Все люди, когда она была на площадке, работали как заведенные, на большом подъеме. Знаете, российское кино все немного расслаблено — один покурил, другой передохнул. А тут все люди ходили как по струнке, были готовы аплодировать после каждого дубля, у нее удивительная энергетика. За Ханной просто интересно наблюдать и хочется жадно смотреть — в кадре ли она или просто разговаривает, она в жизни человек приятный, демократичный. Когда Ханна Шигулла закончила сниматься и уехала, всем, кто работал с ней, вдруг принесли от нее каждому по подарку и письмо — каждому свое. Она совершенно особенная, необыкновенная женщина.

Вопрос: Можете считать себя счастливой?
Дана Агишева: Естественно, я это знала с самого начала. Это, конечно, большая удача. Я не считаю, что она свалилась с неба, это работа, работа и еще раз работа. Спасибо Ирине Квирикадзе, Татьяне Григорьевне Комаровой — кастинг-директору, она — наш добрый гений для всех, кто снимался в этом фильме. И, конечно, эта встреча с Ханной Шигуллой мне очень запомнится. Я посмотрела манеру игры, у нее все совсем по-другому, она пытается жить в кадре. Мы смотрели, как человек живет и потом вокруг него начинает закручиваться ситуация, это и есть жизнь, и дальше приходит персонаж. Ханна Шигулла в игре идет от своей натуры, как мне кажется, поэтому у нее получается все бесконечно органично.

Вопрос: Какие сильные впечатления от съемок, работы на площадке остались?
Дана Агишева: Там так много всего было, каждый день были сплошные впечатления, и объекты съемок замечательные. Мы в потрясающих местах снимали, в Петербурге, в Париже. Поразила мастерская Модильяни — старинное полуразрушенное здание. Мне было очень интересно работать с моим партнёром Димой Ермиловым, от него какие-то искры разлетаются, с ним идет такая плодотворная работа. Правда, многое из того, что мы сделали, искали постоянно, не вошло в фильм.

Вопрос: Творческие планы есть?
Дана Агишева: Я работаю над одним проектом с молодым режиссёром, пока никому неизвестным, думаю, будет интересно.


21 июня 2009 года, Екатерина Гоголева специально для www.rudata.ru