Поиск
На сайте: 567989 статей, 285490 фото.

Пролеткино

(Перенаправлено с АО «Пролетарское кино»)

АО «Пролетарское кино» (сокр. «Пролеткино») — акционерное общество, созданное в СССР 5 февраля 1923 года.

Содержание

История

1923 год

Учредителями «Пролеткино» являются: ВЦСПС, МГСПС, ПУР и ЦК Союзов горняков, железнодорожников, сахарников, металлистов и рабиса. Активное участие в делах общества принимают Коминтерн и Профинтерн, имеющие представителей во временном правлении общества.
В число членов «Пролеткино», кроме перечисленных организаций, вошли — ЦК профсоюзов.

С февраля 1923 года в правление «Пролеткино» входят:

Президиум правления: Бассалыго, Малкин и Миркин.

Был организован художественный совет «Пролеткино», начата организация отделений в Петрограде, Киеве, Самаре, Ростове-на-Дону и других городах.

4 марта 1923 года в 49-м номере газеты «Известия» опубликована программная статья и репертуар «Пролеткино».

21 марта Председатель правления «Пролеткино» Д. Н. Бассалыго обратился в ЦК РКП(б) с просьбой оказать поддержку деятельности этой киноорганизации.

28 марта состоялось открытие первой киностудии «Пролеткино» в помещении клуба имени Коминтерна. Студия готовила сценаристов, режиссеров и актеров кино. Первый выпуск окончивших студию - в сентябре 1923.

29 марта вышло постановление коллегии Наркомпроса о предоставлении проката киностудии «Пролеткино».

23 апреля Совет труда и обороны РСФСР утвердил устав акционерного общества «Пролеткино».

25 апреля XII съезд РКП (б) принял резолюцию по вопросам пропаганды, печати и агитации. В специальном пункте резолюции, посвященном кино, указывается, что кинопроизводство должно развиваться как при помощи специальных ассигнований правительства, так и путем привлечения частного капитала, об укреплении кинодела новыми кадрами руководящих работников-коммунистов и усилении руководящего состава Госкино. Было отмечено, что, поскольку кино пользуется дореволюционными и западными картинами, оно превращается в проводника буржуазного влияния. Резолюция также требует оказания помощи «Пролеткино». Резолюция была принята для передачи, обсуждения и принятия ее новым составом ЦК РКП(б).

26 апреля в московском Политехническом музее состоялся вечер «Пролеткино».

1 мая «Пролеткино» начало собственное кинопроизводство в Москве.

12 мая кинооператоры «Пролеткино» засняли демонстрацию против ноты Керзона.

В мае в Саратове организовано поволжское отделение «Пролеткино».

16 мая «Рабочая газета» начала кампанию за вступление различных организаций в число пайщиков «Пролеткино».

19 и 24 мая состоялось объединенное собрание коммунистов-работников советских киноорганизаций — Госкино, «Кино-Москвы», «Севзапкино», «Пролеткино», киносекции Губрабиса и др., на котором обсуждался вопрос «о мерах реорганизации советской кинематографии». По итогам обсуждения в ЦК РКП(б) была отправлена информационная записка.

6 июня состоялся первый общественный просмотр хроникальных фильмов «Пролеткино» («На боевом посту», «1 мая в Москве», «Работа МСПО», «Швейники») и инсценировки «Убийство т. Воровского».

6 июня организовано западносибирское отделение «Пролеткино».

15 июня состоялось первое собрание пайщиков «Пролеткино», 16 июня опубликован производственный план «Пролеткино».

18 июля состоялся просмотр новых документальных фильмов «Пролеткино»: «Тихон после раскаяния», «Деятельность Черноморско-Азовского Госпароходства», «МПО», «Экскурсия швейников» и др.

25 сентября oткрытие саратовской киностудии «Пролеткино» под руководством А. М. Булдакова.

В октябре начало работу юго-восточное краевое отделение «Пролеткино» в Ростове-на-Дону.

1925 год

28 апреля опубликовано сообщение о том, что председатель правления «Пролеткино» Д. Н. Бассалыго освобожден от занимаемой должности. Новым председателем утвержден И. Н. Бурсак. Заведующим производственным отделом «Пролеткино» назначен А. А. Ханжонков.

1926 год

8 мая первый руководитель «Пролеткино» Д. Н. Бассалыго обратился к И. В. Сталину с письмом, в котором разъяснил причины краха этой киноорганизации.

11 мая опубликованы результаты обследования РКИ деятельности «Пролеткино»:

«Обследование выявило, что задолженность „Пролеткино“ достигает 800 000 рублей. Произошло это по ряду причин. Сценарии закупались десятками, а потом запрещались. Из купленных 24 сценариев поставлены были только два. Кроме этого, было бы куплено сценариев еще на 10 000 рублей. На производстве числилось 19 режиссеров. Весьма легкомысленно отправлялись экспедиции. Большое внимание уделялось на внешнюю сторону дела. Все это довело накладные расходы организации до 53%. Спасти положение можно было бы получением долгосрочной ссуды, по крайней мере, в один миллион рублей, но при существующем положении дел подобная операция признается РКИ нецелесообразной. В конце мая созывается чрезвычайное собрание акционеров, на повестке которого стоит вопрос о прекращении деятельности общества».

28 мая экстренное собрание акционеров «Пролеткино» признало необходимым приступить к ликвидации некоторых отделов, сокращению штатов и постепенному свертыванию кинопроизводства. Собрание поручило правлению сократить производственные планы, не начинать новых крупных коммерческих и торговых дел и по возможности, за счет ликвидации некоторых отдельных предприятий, ликвидировать задолженность. „Пролеткино“ существовать будет. Жить оно будет уже существующими коммерческими предприятиями. Фабрика передается Госкино. Никаким производством „Пролеткино“ заниматься не будет. Ликвидируются отделения в Ленинграде, Баку, Минске и на Дальнем Востоке. Последними выпусками „Пролеткино“ будут „Мабул“ и „За что“. Что же касается второй серии „Багдадского вора“, то поднят вопрос о том, стоит ли тратить пленку на печатание этой халтуры. „Тернистый путь“ и „Лензолото“ — будут выпущены видовыми. Штат „Пролеткино“, состоявший раньше почти из 300 человек, теперь сокращен почти в десять раз. По РСФСР „Пролеткино“ эксплуатирует 27 театров. В правлении будет работать только коммерческий отдел. В составе правления сейчас т.т. Трайнин, Ефремов, Целлер, Керве, Менделев».

11 сентября Постановление общего собрания акционеров «Пролеткино» о ликвидации АО «Пролеткино».

1927 год

15 марта должен был начаться судебный процесс по так называемому «Делу шестнадцати». Дело это было возбуждено еще осенью 1926 года, когда были арестованы 16 руководящих работников бывшего Госкино и «Пролеткино».

Газета «Кино» писала: «Посудимые: С. А. Бала-Добров (бывш. зав. Госкино), А. В. Данашевский (бывш. директор производственной части Госкино), М. Я. Капчинский (бывш. Директор 1-й Госкинофабрики), М. Л. Кресин (б. директор 3-й Госкинофабрики), М. Е. Шнейдер (б. зам. директора 3-й Госкинофабрики), А. А. Богомолов (пом. директора производственной части Госкино), В. Л. Степанов (б. директор „Культкино“), Н. В. Баклин (б. коммерческий директор „Культкино“), Я. М. Блиох (бывш. зам. директора 1-й Госкинофабрики), М. А. Богорачев (б. зав. производством ленинградской фабрики Госкино), Б. А. Михин (кинорежиссер б. Госкино), И. Н. Бурсак (б. председатель правления „ Пролеткино“), А. А. Ханжонков (б. зав. производством „Пролеткино“), П. К. Новицкий (оператор и сорежиссер Юренева по картине). Обвинения предъявлены по 109 статье Уголовного Кодекса (использование служебного положения) и 111 статье (бесхозяйственность не злостного характера). В качестве свидетелей вызывается 56 человек. Обвинительный акт, составленный на 128 страницах, в заключительной части говорит о том, что действия обвиняемых хотя и не нанесли убытков Госкино и „Пролеткино“, но, если бы обвиняемые проявили большую хозяйственность, то прибыль этих организаций могла бы быть выше». В самый последний момент процесс был временно отложен в связи с тем, что было принято решение перенести его слушание из Верховного суда в губернский.

29 марта Газета «Кино» в ожидании процесса по «Делу шестнадцати» писала:

«Официально это дело называется — „о злоупотреблениях администраций киноорганизаций Госкино и Пролеткино“. Если бы оно сводилось только к „злоупотреблениям“, возможным всегда, надо было бы только убрать виновных и дать отчет в судебном отделе. Но здесь обвиняемые не отрицают фактов, признают их и все же считают себя невиновными. Это ставит вопрос в другую плоскость. О нравах кино, о порядках, создавшихся в киноорганизациях, укрепившихся в них, ставших не „злоупотреблениями“, а бытом, настолько пропитавшим все дело, что, в сущности, и после произведенных арестов, и после привлечения внимания к больному делу — далеко не все изменилось, и в целом основное — подход остался тем же. Это — тяжелое наследие нескольких „кинопоколений“, оставшееся еще от дореволюционного кино, от времен своеобразно организованной анархии, жреческого подхода к „свободному“ искусству, погони за сенсацией. Люди менялись, но обстановка, навыки наследовались. В конце концов, если отбросить цифры, обвинение в судебном процессе основывается на: 1) постоянном запаздывании выпуска картин; 2) превышении сметных сумм; 3) разбухании штатов — радении „своему человечку“; 4) отсутствии плана и вытекающем отсюда нерациональном использовании пленки, павильонов, рабочей силы и т. п.»

4 апреля Начался судебный процесс над группой бывших работников Госкино, «Культкино» и «Пролеткино»: С. А. Бала-Доброва, М. Я. Капчинского, М. Л. Кресина, Е. М. Шнейдера, В. Л. Степанова, Н. В. Баклина, Я. М. Блиоха, Б. А. Михина, И. Н. Бурсака, А. А. Ханжонкова, П. К. Новицкого и др.

Процесс продлился до 23 апреля. «После девятичасового совещания суд вынес приговор, в котором подробно изложены все установленные на суде обстоятельства. В отношении главных обвиняемых: Бала-Доброва — раздутие штатов, приглашение бывших сослуживцев, выдача им крупных авансов, подъемных, квартирных и пр. Капчинский — признан виновным в том же, в чем и Бала-Добров, с прибавлением к его вине режиссуры по „Кафе Фанкони“, удорожившей картину с 40 000 р. (по смете) до 116 000 руб. Кресину вменено в вину то же, что и Капчинскому в части удорожания картин, ненужных экспедиций и пр. Бурсака суд считает виновным в легкомыслии, небрежности, халатности, недобросовестности и бесцеремонном отношении к порученному делу. В отношении Новицкого суд находит, что предъявленное ему обвинение по ст. 154 (понуждение к сожительству) по делу не подтвердилось. Однако со всей категоричностью установлено, что, находясь в служебных отношениях по подбору для экспедиции артисток, Новицкий вступал с артистками в разговор, носивший оттенок хулиганства, и тем дискредитировал свое учреждение. Губсуд постановил: Богомолова, Богорачева, Степанова, Баклина, Фельдмана, Юренева и Новицкого — оправдать. Данашевскому и Блиоху — объявить общественное порицание с опубликованием в печати. Бала-Доброва — подвергнуть лишению свободы на шесть месяцев, Капчинского — на восемь месяцев, Кресина — на три месяца. Бурсака — на один год, Ханжонкова — на шесть месяцев и Шнейдера — на два месяца. Так как Кресин и Шнейдер отбыли по предварительному заключению этот срок, от дальнейшего наказания их освободить. Признавая изоляцию от общества Бала-Доброва нецелесообразной и учитывая болезнь Ханжонкова, суд постановил: войти с ходатайством во ВЦИК о помиловании Бала-Доброва и о неприменении наказания Ханжонкову».

1928 год

14 сентября Постановление совещания пайщиков АО «Пролеткино» об окончательном прекращении деятельности ликвидкома общества.

Фильмы

Ссылки