Поиск
На сайте: 567989 статей, 285490 фото.

Боярский, Александр Иванович

Александр Иванович Боярский
Дата рождения: 1885 г.
Дата смерти: 1937 г.

Александр Иванович Боярский (17 мая 1885, село Копытово Владовского уезда Холмской губернии — 9 сентября 1937, Суздаль) — протоиерей, деятель обновленческого движения, в обновленчестве — митрополит Ивановский и Кинешемский.

Содержание

Семья

  • Отец — псаломщик Иван Сегенюк.
  • Мать — Феликса Венедиктовна, урождённая Боярская, из польских православных дворян. В 1916 священник Александр Сегенюк официально принял фамилию матери.
  • Брат — Иван Иванович Сегенюк, участник Первой мировой войны, затем служил в Красной армии, в 1921 был командиром 8-й батареи воздушной бригады.
  • Жена — Екатерина Николаевна, урождённая Бояновская, дочь директора государственного банка Николая Игнатьевича Бояновского. В 19461956 преподавала английский и французский языки в Ленинградской духовной академии.

Сыновья:

Внук — Михаил Сергеевич Боярский (р. 1949) — артист театра и кино, народный артист России.

Образование

В 1901 был исключён из семинарии за «толстовство» и «вольнодумство», затем ему разрешили завершить образование. Окончил Волынскую духовную семинарию (1906), Санкт-Петербургскую духовную академию со степенью кандидата богословия (1911).

«Рабочий батюшка»

Ещё в студенческие годы проявил интерес к рабочему вопросу, постоянно проводит беседы среди рабочих Спасо-Петровской мануфактуры. По словам А. Э. Краснова-Левитина,
народник, человек практической смётки, хорошо знающий жизнь, умевший и любивший просто и понятно говорить о самых сложных вещах, Боярский пользовался огромным уважением в рабочей среде.

С 1912 — иерей, служил на приходе на пограничной станции Вержболово. После начала Первой мировой войны был полковым священником, в 1915 недолго занимал пост смотрителя Виленского духовного училища.

С 1915 служил в Петрограде: вначале в храме св. Марии Магдалины при Училище лекарских помощниц и фельдшериц, затем — в Троицком храме в Колпино, в рабочем пригороде Петрограда. Уже вскоре в приходе были созданы бесплатная столовая, приходской кооператив, огород и пасека, велась благотворительная деятельность, проводились лекции на церковно-общественные темы. В «Истории фабрик и заводов», изданной в СССР в 1930-е годы, отмечалось влияние молодого священника на рабочих Обуховского завода. По словам А. Э. Краснова-Левитина,
он замечал каждую мелочь, видел людей насквозь, знал, как и кому помочь. К нему шли все бедняки, пропойцы, люмпены. Поговорит, поругает, а потом придумает практический выход, устроит и поможет. Удивительная черта была в Боярском: естественно и просто говорить обо всём.

В 1917 был избран гласным Колпинской городской думы, выступал с демократических позиций, сторонник христианского социализма. Стал одним из организаторов Всероссийского союза демократического православного духовенства и мирян. Был сторонником церковных реформ, создал при храме молодёжный «кружок церковных реформаторов». Дружил с протоиереем Александром Введенским, будущим обновленческим митрополитом. С 1918 — настоятель Троицкого храма в Колпино. Вместе с Введенским и рядом других сторонников церковных реформ входил в состав редакционного комитета журнала «Соборный разум», редактировал его общественный отдел. Выступал за «социально ориентированную церковь», которая была бы выступала на стороне трудового народа, так как «на его стороне правда». С 1921 — протоиерей. Преподавал в Петроградском богословском институте.

В 1921 был арестован по обвинению в контрреволюционной агитации. Прошение о его освобождении подписали 1400 рабочих, однако священник всё равно был приговорён к году принудительных работ с высылкой за пределы Петроградской губернии. Находясь в заключении, обратился к уполномоченному губернской ЧК с просьбой не смешивать его с «контрреволюционными попами» и разрешить участвовать в помощи голодающим. Заявил, что принимал очень многое из программы коммунистов, кроме разрешения религиозного вопроса. Вскоре был освобождён по болезни (туберкулёз лёгких), вернулся к исполнению обязанностей настоятеля храма.

Обновленческий деятель

С 1922 был одним из лидеров обновленческого движения, обвинил «реакционное» духовенство в равнодушии к судьбе голодающих Поволжья. Стал настоятелем Успенского храма, членом Петроградского епархиального управления. На судебном процессе над митрополитом Вениамином (Казанским) в 1922 выступал в качестве свидетеля защиты, вёл себя достойно.

В 1922 участвовал в деятельности наиболее радикальной обновленческой группировки «Живая церковь». Однако уж осенью того же года ушёл из неё вместе с Введенским — они стали лидерами вновь созданной более умеренной организации — Союза общин древле-апостольской церкви. В 1923 вошёл в состав обновленческого Высшего церковного управления, в августе того же года переименованного в Священный Синод.

В 19241930 был настоятелем ленинградского храма Спаса-на-Сенной, одновременно оставался и настоятелем Троицкого храма в Колпино. В январе — августе 1926 был также настоятелем Исаакиевского собора. В апреле — мае 1925 находился под арестом, но был вскоре освобождён. С 1925 — протопресвитер. Преподавал практическое богословие в Ленинградском богословском институте. Устраивал в своём храме «детские всенощные», которые совершались по особому, весьма сокращённому чину. Во время этих всенощных дети пели, читали, прислуживали и звонили — взрослым разрешалось только стоять у стен по периметру храма.

Священник Сергий Желудков вспоминал со слов своего знакомого об одном из эпизодов жизни Боярского. Когда отец Александр, уже будучи обновленцем, говорил проповедь
вдруг его прервали из народа возгласом: «Знаем мы вас! Все вы на Гороховую бегаете!»… На Гороховой улице было здание ВЧК-ОГПУ. Реакция священника была мгновенна. Он прервал проповедь и ответил с горячей убеждённостью: «Александр Невский тоже в Орду ездил. Надо было ему — и ездил. И мы: надо нам — вот мы и бегаем!»…
По семейным воспоминаниям, Боярский
был по духу и по складу ума философ, и при этом в жизни, в быту отличался поразительной непосредственностью и даже наивностью. Он, к примеру, вечно приводил с улиц и вокзалов каких-то «сирых и убогих», будучи не в состоянии пройти мимо человеческого горя. Частенько эти «сирые» исчезали из дома, прихватив серебряные ложки. Но это не делало Александра Ивановича менее хлебосольным.

В 1930 (или 1931) был откомандирован (по сути, выслан) из Ленинграда в Кинешму. Существует версия, что его активная деятельность не нравилась атеистическим властям, которые в условиях ликвидации НЭПа перестали делать серьёзную ставку на обновленческое движение. С 1933 — обновленческий епископ Ивановский и Кинешемский. В том же году был возведён в сан архиепископа, с 1935 — митрополит.

Арест, тюрьма, гибель

17 марта 1936 был арестован в Иваново, обвинён в антисоветской агитации и в том, что объединял вокруг себя «реакционно и фашистски настроенную» часть обновленческого духовенства, высланную из Ленинграда и области. Постановлением Особого совещания НКВД от 15 июля 1936 приговорён к пяти годам заключения, наказание отбывал в Суздальской тюрьме. 9 сентября 1937 осуждён к расстрелу, приговор в тот же день был приведён в исполнение в тюрьме в Суздале. По мнению А. Э. Краснова-Левитина, среди деятелей обновленчества он один вошёл в историю в ореоле мученика.

Труды

  • Церковь и демократия (Спутник христианина-демократа). Пг, 1918.

Ссылки


Первоначальная версия этой статьи была взята из русской Википедии на условиях лицензии GNU FDL.