Поиск
На сайте: 567992 статей, 285490 фото.

Новости кино: Александр Касаткин и Наталья Назарова о фильме «Дочь» Священник – это проводник

Режиссер Александр Касаткин («Слушая тишину»), Наталья Назарова - режиссер, актер Сергей Зернов, Светлана Кучмаева, Яна Осипова - актриса, Владимир Мишунов – актер, рассказали об истории создания картины «Дочь»

Александр Касаткин – нас двое режиссеров, т.к. мы встретились в 2007 году с Натальей Назаровой и уже тогда начался наш тандем.

Вопрос: Финал, который вы прописали, был изначально такой или были другие варианты?
Наталья Назарова: Был вариант, когда Инна уезжала и в автобусе они встречались. Именно на финале мы с Сашей разошлись. Мне казалось, что эти дети уже не могут быть вместе. Поэтому открытый финал – может он вернется, может нет.

Вопрос: Были курьезы на съемках?
Александр Касаткин: Курьезов не было, наоборот, погода была такая, какая нужно. Благостность продолжалось до того, когда наш герой пошел в церковь и пошел снег.

Вопрос от Виктора Матизена: Я ходил на курсы сериальных маньяков и прочел литературу про сериальных маньяков. Там говорилось, что никогда не ходи к священнику, у которого ты кого-то убил?
Александр Касаткин: Реальные примеры были. Когда Крайнов идет к священнику, он не знает, что он убил его дочь. Крайнов не ходит в церковь.
Наталья Назарова: Он аутист, который не интересуется ничем. Нет радио, нет телевизора, нет мобильных телефонов. Он живет в ограниченном мире. Крайнов – это священник паствы. Вы, правы, что маньяки до церкви не доходят. Мы не ставили целью показать реалистичность. Он преступник. У него нет сексуальных отклонений. У него антирелигиозный пафос. Мы ближе к притчевой структуре.

Вопрос: Вы думали о библейских связях?
Наталья Назарова: Я могу привести пример с Дреером, когда человек из гроба встаёт. Это кино другой направленности.

Вопрос от Марины Тимашевой: Я поражена игрой актрис, расскажите об актрисах?
Александр Касаткин: Это студентки мастерской Наталья Назаровой.
Яна Назарова: С Машей мы делали этюды. Я закончила ГИТИС.
Наталья Назарова: Яна играет Заречную в Чайке. А Маша такая и в жизни, как в кино, этот свет нельзя сыграть, она такая есть и в жизни.

Вопрос: Главная героиня не принимает религию, не чувствуется психологический фон?
Александр Касаткин: Крайнов – это не загнанный в угол, это то, что уже прошло. Это ментальный хаос, который происходит внутри. Он был в одной реальности, потом в другой. По своей внутренней структуре. Он пастырь своей паствы. При определенных обстоятельствах он мог стать священником.
Наталья Назарова: У Инны есть острое неприятие церкви, т.к. ее мать священник не стал отпевать. Только после влюбленности она меняет отношение к церкви. Все зависит от того, какого человека - священника ты встречаешь. Мне везло, я только хороших священников и встречала, а ей не повезло.

Вопрос: Религиозная тема у нас в стране очень тонкая и чувствительная. Вы как шли к роли?
Владимир Мишуков: Мы с Натальей однокурсники и мы сделали много вместе. Когда она позвонила и предложила роль священника, я был удивлен. Я лет 15 не выходил на сцену. Для меня нет разницы священник или другая роль, я пытался вообразить, могу я быть священником или нет. Я думал, могу ли я отказаться от многого. Самое сложно – это тайная исповедь, мы даже консультировались со священниками, он не говорили в открытую, что нет нельзя… Два священника точно сказали «нет», а другие сказали, что видно, что человек и дальше будет делать убийства, то можно сказать…
У меня 4 ребенка, так же как и у священника в фильме. Поэтому мне все это близко. Священник – это не психолог. Это проводник. Он должен принять то, что ему говорят. Я просто ретранслирую, пропускаю ТУДА. Если я раскрывают тайну исповеди, то я перекрываю этот канал, и я не буду работать почтальоном. Это дилемма человека, который встал на этот пусть. Если человек встал на этот путь, то по-другому быть не может. Наталья Назарова: Мы с Сашей воцерквленные люди и мы хотели показать по-честному эту тему. Конечно, персонаж священника положительный, но были уже вырезанные сцены, когда он не сдерживался и запрещал сыну встречаться с дочерью.
Вову мы так утвердили – мы долго искали актера и увидели Владимира, когда он был на процессе с Ходорковским и делал репортаж.

Вопрос: Почему эти 7 крестиков никто не видит…?
Александр Касаткин: Из практики психиатрии, могу сказать, что этот человек сознательно прячется.

Вопрос от Виктора Матизена: Вы одержимы идеей и вы насилуете ту реальность, которую показываете?
Наталья Назарова: Нам эта тема близка и мы ее осветили.
Александр Касаткин: Наш фильм направлен к свету.

Вопрос: Какой город?
Александр Касаткин: Это город Касимов, Рязанская область и город Велатьма и теперь стал поселок, его проектировал Растрелли..

Вопрос к Владимиру Мишукову: Было ли противоречие роли и картинки, как у фотографа? Или вы доверяли оператору Андрею Найденову?
Владимир Мишуков: Нет, актерский труд непростой, поэтому я даже не думал об этом. Мне бы с актерской игрой справиться.

Вопрос: Почему мать сына священника не попрощалась с сыном, когда он уезжает?
Наталья Назарова: У нее со священником был конфликт, она считала отца виноватым в смерти дочки. Но знаково она нам была нет так важна, мы показывали линию отца и сына.

Вопрос к сценаристу: Линии не развернуты – вот священник и мы должны этому верить, вот маньяк и мы должны этому верить, а я не верю. На что вы рассчитываете, что лица дадут убедительности? Тяжесть и глубина мира не показаны.
Наталья Назарова: мы не хотели делать многословно, если вы что-то не поняли, это ваше право. Наша цель – это минимализм. Нам хотелось идти на недосказанность. Лучше меньше, чем больше. Мы долго прятали этого маньяка и даже не думали его показывать.
Александр Касаткин: Раскладывание по полочкам, это уйти в дидактику, мы этого не хотели.


8 июня 2012 года, записала Александра Копчевская специально для www.rudata.ru