Важно! Джинсы, мужская одежда интернет магазины . Сделать заказ в магазине musthave.ru. в любое удобное для Вас время Смотреть всю информацию
Поиск
На сайте: 567992 статей, 285490 фото.

Новости кино: Алексей Федорченко и Юлия Ауг о фильме «Небесные жены луговых мари» - это был вынос мозга!

Алексей Федорченко — режиссер, Юлия Ауг, Денис Осокин — сценарист, Дмитрий Воробьев — продюсер, Дарья Екамасова, Александр Ивашкевич — актер, Шандор Беркеши — оператор, Раиса Илеева — актриса (представитель народов Мари — прим. автора) — рассказали о картине «Небесные жены луговых мари» на Кинотавре 2013

Вопрос: Как отбирали актрис?
Алексей Федорченко: Мой кабинет увешен актерами, с которыми хотелось бы работать. Много из интернета. Видя актрису, я сравниваю ее лицо, которое я представляю при работе над сценарием. Где-то в предках у всех снявшихся актрис существуют корни — мордва, фины, угоры.

Вопрос: Почему вас так чаруют эти типы?
Алексей Федорченко: Меня много типов чарует. В гламуре и на телевидении существует 3 % женского пространства, а в нашей сфере все многообразие женских типов.

Фото:

Вопрос: Почему отошли от структурности и сделали хаотичную картину?
Алексей Федорченко: Если хронометраж был одинаковый, то было бы монотонно. Мы сразу закладывали зарисовки.

Вопрос: Вы уже вторую картину посвящаете анализу женской натуры. Что нового для себя вы узнали о женщине ее натуре и психологии?
Алексей Федорченко: Мне не 20 лет, я что-то понимал.
Шандор Беркеши: Невозможно постичь женщину. Можно только пытаться. Если ты любишь, то постигаешь. Женщина — это бесконечность. Сколько женщин, столько и мнений и судеб.

Кадры из фильма:

Вопрос: Как вы поняли, что 22 картины — это достаточно. Какие картины вы не смогли включить?
Алексей Федорченко: В книге Дениса 38 женщин с именем на букву О, но мы выбрали 22 новеллы. Когда мы приехали Мари-Эл, нужно пойти в министерство культуры и сказать, что мы будем снимать. Потом пошли к верховному жрицу, он сомневался, мы пили вино и ели хлеб. Потом он сказал, что нам будет помогать природа, ветер, трава и ласточки. Действительно все помогало, но ласточек не было.
Когда я делал монтаж и делал 45-й вариант монтажа, влетела в окно ласточка и я сказал «Стоп».
Мы не сняли новеллу «Холм танцующих невест». Что-то мешало нам снимать и Денис написал новую новеллу.

Вопрос: Каково было снимать на марийском языке?
Алексей Федорченко: Есть луговые марийцы, восточные марийцы, горные марийцы. Язык сильно изменился. Мы учили не только русских актрис языку, но и марийских актрис, так как они не знают язык. Говорят на русском.
Юлия Ауг: Это была долгая работа по изучению языка. Сначала нам прислали сценарий с диалогами на русском языке. Потом транскрипцию с ударениями. Потом звуковой файл с носителями языка. Оказалось, что это не луговой, а горный марийский язык и нам пришлось переучивать язык — это был вынос мозга! Была консультант, которая слушала не только звучание, но и ритмику.

Вопрос: Какое соотношение этнографического материала?
Денис Осокин: В каждой книге это соотношение разное. Каждый сценарий — это на основе литературном материале. В Овсянках фантазий было гораздо больше, этнографии было меньше — мери (народность — прим. автора) — это как фон. Марийцы — это 600 тыс. народность и у них своя республика, есть сой театр и литература на марийском языке. Это современный народ.
Алексей Федорченко: Многие обряды уже в прошлом. Обряд с девушкой, у которой начались месячные и она должна трубить о том, Что появилась новая невеста. Мы нашли эту трубу, но уже никто не знает, как она должна трубить.

Вопрос: В какой новелле снялась дочь Юлии Ауг, Полина?
Алексей Федорченко: Я сначала нашел в интернете фото Полины, еще до Овсянок, потом оказалась, что это дочь Юлии. Позже Юлия снялась у меня в фильме «Овсянки», а потом уже снялась Полина.
Юлия Ауг: В новелле «Дочь ветра», которая оказалась любовница ветра.

Вопрос: Кто снялся в роли Овды?
Алексей Федорченко: Борис Петров. Я увидел его в фильме Хлебникова. Здесь у него реальная роль, хотя обычно у него роли статистов.

Вопрос к актрисам: каково было сниматься?
Дарья Екамасова: Было очень сложно выучить язык. Если менялось в тексте одно слово, то в голове все путалось. Прошло 2 года, а я текст помню.
Юлия Ауг: Для меня это работа по наитию. Я в той атмосфере, которую выстроили. Стараюсь быть максимально органичной, в том пространстве, которое сделали. Когда сделали Овду, мне было страшно. Мой испуг реально страшный. Мне не нужно было играть.

Вопрос: Почему все имена начинаются на О? Это знак влагалища?
Алексей Федорченко: Один мой друг сказал, что у него вырывался звук «О» при просмотре каждой новеллы.

Вопрос к оператору: Каково было снимать?
Шандор: Мне это близко. Я наполовину венгр. Я верю, что может выйти такая лесная женщина. Верю, что можно гребнем заговорить человека.

Вопрос: Какой прокат?
Алексей Федорченко: После Рима фильм идет по всему миру. Был в Вест-Бадене, едем сейчас в Плес, Марсель, Иерусалим. Несколько фестивалей в месяц.

Вопрос: Самая доброжелательная публика где?
Алексей Федорченко: На зарубежных показах публика так активно не уходит (при просмотре на Кинотавре половина зала ушла с просмотра — прим. автора).

Вопрос: Как мари отнеслись к фильму?
Раиса Илеева: Это оказалось не так страшно, как мы думали. Это пропаганда нашего народа, ведь о нем ничего не знают. Фильм сделан с любовью. Взгляд на народ был снизу вверх. Я благодарна съемочной группе.
Юлия Ауг: Ко мне вчера подошел человек, который сказал, что это снова история про выдуманный народ.
Алексей Федорченко: Мы не показывали самые откровенные сцены. Много откровенных слов было переведено мягче на марийский язык. В 2005 году мы сделали фильм «Шошо», его можно было бы назвать «Небесные мужья луговых жен»

9 июня 2013 года, записала Александра Копчевская специально для www.rudata.ru