Поиск
На сайте: 732897 статей, 314202 фото.

Карева, Юнона Ильинична

Рейтинг персоны:10Онлайн:
SMS:  
Карева Юнона Ильинична
Дата рождения: 7 июля 1933 года
Место рождения: Харьков СССР
Гражданство: Россия
Профессия: актриса
Рейтинг персоны
( 6 оценок, 331-е место )
10
  

Карева Юнона Ильинична — российская актриса.

Содержание

Биография

Театралы «со стажем» вспоминают, как когда-то ходили «на Кареву» в Казанский академический русский большой драматический театр им. Качалова. Как очаровывались её игрой, любовались красотой. И заслушивались неподражаемым голосом, который звучал невероятно широким диапазоном и легко доходил до галерки. Признаться, я немало удивилась, услышав и сегодня, по прошествии многих лет, этот совершенно неизменившийся завораживающий низкий тембр. Но на мой вопрос, какая чаша весов перевешивает — с актёрской деятельностью или педагогической — заслуженная артистка Татарстана, заслуженный деятель искусств республики (представленная на звание «Заслуженный деятель искусств России») Юнона Карева, не задумываясь, ответила: «Несомненно, вторая». 1 марта исполнилось 30 лет с того дня, как Юнона Ильинична стала преподавать в Казанском театральном училище мастерство актёра. «В учениках — смысл моей жизни», — говорит юбилярша. И ее бывшие «сорванцы» понимают это — съехались поздравить любимую «училку» со всех уголков не только России, но и из других стран.

Долгие годы Юнона Карева совмещала работу в театре и в училище. Но случилось так, что в 1992 году ее карьера актрисы внезапно оборвалась. Молодая харьковчанка пришла в Качаловский по распределению — сразу после окончания в 1955 году в Москве Щепкинского училища. И через 37 лет ей пришлось написать заявление «по собственному желанию». Она, никогда не участвовавшая в актёрских интригах, до сих пор не понимает, что же тогда произошло. «— Этот вопрос и сегодня остается для меня больным, — признается Юнона Ильинична. — Со мной просто не продлили договор, сообщив, что с 1 сентября в театре больше не работаю. Я даже не спросила — почему, не хотела разбираться, выяснять отношения. Меня мгновенно атаковали журналисты, просили об интервью. А я всем отвечала одно: „Пусть пройдет сорок дней“. Это как раз выпадало на 18 ноября — мой праздник, день прихода в театр. Ежедневно занятия в училище начинаются с упражнения, которое называется „зачин“ (то есть подготовка к рабочему, творческому состоянию) — студенты показывают общие этюды, придуманные накануне. И когда после увольнения я появилась в учебном классе, ребята выключили свет, зажгли свечи, подняли меня на руки. Потом мальчики по очереди стали танцевать со мной вальс. А в конце пристегнули на платье значок с цифрой 37. Как я разрыдалась после этого „зачина“! На следующий день подарила всем по томику Цветаевой, написав на последних страничках такие слова: „Неси свой крест и веруй!..“»

Тогда в Качаловском собирались отметить юбилей Каревой — она отказалась. И отпраздновала его со своими любимыми учениками и ученицами в Израиле, куда была приглашена одной из них — Еленой Сахановой, покоряющей своим искусством Тель-Авив. Вообще, Юнона Ильинична рассказывает о себе мало. Все больше о них — «гадких утятах», выросших в прекрасных лебедей. Сергей Говорухин (сын Юноны Каревой и Станислава Говорухина) уже много лет уговаривает мать переехать к нему в Москву. Тем более что внуки — десятилетний Станислав и двухлетний Ванечка — скучают по бабуле. К тому же в первопрестольной Каревой предлагают интересную работу. Но она в прошлом году опять-таки набрала новый курс (девятый по счету), хотя клятвенно обещала родным не делать этого. И все уверены — доведет ребят до выпускного. «— Но я же умру без моего училища!» — восклицает Юнона Ильинична. И в очередной раз сыплет слова бесконечной благодарности в адрес директора Казанского театрального училища (светлая ему память) Арнольда Шапиро и директора Татарской государственной филармонии Марата Тазетдинова, которые 30 лет назад убедили ее взяться за преподавательскую работу…

По собственной воле оторвать от себя талантливого ученика, отправить его учиться в Москву, да еще помочь в этом — на такое решится далеко не каждый педагог. Но Юнона Карева и Вадим Кешнер (с 1977 года они вместе ведут одноименный курс) решились, когда поняли, что у Чулпан Хаматовой (известнейшей нынче актрисы) Божий дар. Девушка проучилась в Казанском театральном немногим больше года. — Чулпан — это фантастика! Она — маленькая бандитка, которая сегодня ездит на машине, а до этого гоняла по всей Москве на роликах — не признает метро, — у Юноны Каревой заблестели глаза, когда она заговорила о своей любимой ученице. — Недавно я со старшим внуком и бывшим учеником Геннадием Семеновым была в театре «Современник» на спектакле «Три товарища». И видела, как зал, стоя, аплодировал Чулпан. После спектакля она подбежала к нам и всю гору цветов — подарок зрителей — вручила мне. Тогда Гена разрыл букет, откопал в нем несколько роз и вернул ей со словами: «Хоть их-то ты можешь забрать? Это от нас с Юноной Ильиничной». На днях Чулпан всего на два дня приезжала в Казань — болела ее мама. Но в училище все равно забежала. Ребята подготовили для нее красивую композицию и подарили огромного белого медведя. В столь одаренной актрисе (работает одновременно в четырех театрах, снялась в фильмах «Страна глухих», «Время танцора», «Лунный папа». — И. Д.) совершенно отсутствует звездность. Когда я ее спросила: «Чего ты больше всего хочешь?» — она ответила: «Выспаться». Знаете, ее мама каждый день звонит в Москву, чтобы разбудить дочь, поскольку этого не может сделать ни один будильник…

Вадим Кешнер (ныне народный артист России и Татарстана, почетный академик Российской академии гуманитарных наук) познакомился с Юноной Каревой в 1956 году. В это время она уже была актрисой Качаловского театра, а он еще не поступил в театральную студию. С первого дня они подружились. И, как признается Вадим Валентинович, разлучить их может только смерть. Они сыграли вместе в огромном количестве спектаклей. Были возлюбленными, к примеру в «Жарком лете в Берлине», родственниками — в «Обыкновенной истории». Даже Белоснежкой и Гномом. Неразлучны они и сегодня — и не только в училище. Почти тридцать один год на сценах страны с неизменным успехом идет спектакль «Жизнь для вечности» — история любви в письмах Петра Ильича Чайковского и Надежды Филаретовны фон Мекк, изначально поставленная на базе филармонии Натаном Рахлиным и Вадимом Остропольским. — Если бы не было Юноны, то не появилась бы эта постановка и не было бы в ней меня, — рассказывает Вадим Кешнер. — Началось все с тогдашнего директора нашей филармонии Михаила Григорьевича Первина, который дал почитать Юноне переписку и предложил подыскать себе партнера. А потом она меня так закрутила… В общем, проделала со мной то же самое, что и фон Мекк с Чайковским. Мы очень добрые друзья — даже наши супруги нас не ревнуют. Что только ни говорили в городе о наших якобы любовных отношениях! Но собака лает — ветер носит. Ближе, чем Юнона, друга у меня нет. Она придет на помощь, даже если ее не позовешь. Вообще-то она поддержит любого попавшего в беду. Эдакий доктор Айболит в юбке. А еще студенты называют ее казанской матерью, поскольку не понаслышке знают — Юнона отдаст последнее, если кто-то окажется в затруднительном положении. Приютит, накормит, оденет. Я восхищаюсь мужеством Юноны. В Чечне во время съемок фильма «Прокляты и забыты» Сергей был тяжело ранен, в результате чего потерял ногу. Дальше — девять операций под общим наркозом. Представьте, что это для матери… Кешнер считает Кареву не просто хорошим педагогом, а выдающимся. По его мнению, секрет этого кроется в любви к ученикам, в колоссальных знаниях и долгой практике. На основе учения Станиславского и других корифеев она выработала свою систему преподавания, которую постоянно совершенствует. — Мы исповедуем одну школу. И смотрим в одном направлении, как два «сообщающихся сосуда», одинаково понимающие и чувствующие, — продолжает Вадим Валентинович. — Главный козырь Юноны? Она огромный специалист по Чехову. Многие профессиональные актёры не могут постичь Антона Павловича, сыграть его. А у нас каждый курс проходит через постановку его произведений. Бывшие ученики пишут: «Если бы не было Чехова, не знаем, как бы сложилась наша судьба…» В заключение беседы мэтр произнес: «Я молю только об одном: чтобы Бог даровал ей долгую жизнь».

Семья

Творчество

Интересные факты

Фильмография

Актёр

Ссылки