Поиск
На сайте: 684778 статей, 309477 фото.

Леон Дрей (фильм)

Рейтинг фильма:0Онлайн:
SMS:  
Леон Дрей
'
Покоритель женских сердец
{{{Image}}}
Жанр Драма
Режиссёр Евгений Бауэр
Продюсер Александр Ханжонков
Автор
сценария
В ролях Александр Херувимов
Арсений Бибиков
Эмма Бауэр
Николай Радин
Владимир Стрижевский
Оператор Константин Бауэр
Художник
Композитор
Кинокомпания АО «А.Ханжонковъ и Ко»
Длительность 82 мин.
Бюджет
Страна Россия
Год 1915
Кассовые сборы
Сборы в США
Cборы в мире
Cборы в РФ
Зрители
Релиз на DVD в CША
Релиз на DVD
Релиз на Blu-Ray
Ограничение
Рейтинг MPAA
Приквел
Сиквел
IMDb ID 
Рейтинг фильма
( 0 оценок )
Никто не голосовал
  

«Леон Дрей»кинофильм 1915 года. В ролях: Николай Радин, Борис Борисов. Чёрно-белый фильм. Для любой зрительской аудитории.

Содержание

Сюжет

Инсценировать для экрана популярный роман Сем. Юшкевича — задача вряд ли благодарная и легко выполнимая. Экран с его плоскостью передачи никогда не сумеет дать той психологической глубины, которая составляет главное достоинство и аромат книги. Живые, органически действующие люди поневоле должны обратиться в тени, раз сценарий не написан специально для экрана, под его законы, под его требования. Так оно случилось и с Леоном Дреем, его герои при переходе на полотно экрана потеряли живые краски, живые соки и стали малопонятными и странными. Что это, в самом деле, за Леон Дрей, который в каждой картине целует новую женщину и изменяет героине предыдущей картины. Психологическая мотивировка исчезла, а в остальном что мог поделать г. Радии? Он был достаточно красив, чтобы хоть чем-нибудь оправдать виснущих у него на шее женщин, но тех характерных граней переживания, тех специфических отточенностей натуры Леона Дрея, которыми он так колоритен, так целостен, так понятен в романе, всего этого кинематографический сценарий не дает. Из того же, что дано, г. Радин вышел с честью. Отличный партнер у него г. Борисов (отец Леона). Артист сумел, что весьма и весьма трудно, дать на экране блестки чрезвычайно мягкого, теплого юмора, без намека на линдеровщину. Г. Борисов сказал, как ни странно звучит это в применении к кинематографии, свое «слово». Очень красива г-жа Рейзен, но немножко холодна. Хотелось бы больше драматической экспрессии.

ТГ. 1915- № 33. 15

Талантливый бытописатель еврейской жизни Семен Юшкевич склонен к увлечениям литературной модой. Был период, когда в нашей литературе царило увлечение проблемами пола. Семен Юшкевич так увлекся этими проблемами, что умудрился написать книгу для детского чтения (Голуби), всю проникнутую настроениями, чрезвычайно близкими к порнографии. «Леон Дрей» тоже носит на себе отпечаток увлечения проблемами пола. Нам представлялась поэтому очень рискованной мысль — иллюстрировать это произведение кинематографии. Однако ставивший «Леона Дрея» Е. Ф. Бауэр с редким тактом, с безупречным чувством меры разрешил трудную задачу. Дав яркие, талантливо скомбинированные картины, он избежал всех тех резкостей и того грубоватого реализма, который способен оскорблять зрителя. Как яркая иллюстрация сравнительно нового социального явления и превосходное, полное юмора воспроизведение картин еврейского быта, кинопьеса «Леон Дрей» представляет крупный интерес.

ВК 1915. № 111/95. 22-23

Красивый, молодой, лишенный всяких принципов и понятий о чести и долге, Леон Дрей поставил себе девизом во что бы то ни стало, какой бы то ни было ценой стать богатым, выдвинуться, выбиться в люди. Пока еще Леон только начинает свой жизненный путь; он перебрался из квартиры родителей в дом отца Берточки, своей невесты, довольно обеспеченной девушки, которой отец обещал порядочное приданое. Берточка беззаветно любит красавца Леона, она для него — самая покорная рабыня, а Леон нагло и бессовестно эксплуатирует и Берточку, и ее родителей. Бедная девушка подчиняется Леону, боится даже спросить, когда их свадьба, а Леон под разными благовидными и неблаговидными предлогами вытягивает у ее родителей деньги и кладет на текущий счет в банк. А между тем Берточку глубоко полюбил старший приказчик ее отца — Саул Розен, вдумчивый, нежный молодой человек. Саул стал рассеян и все время мечтает о Берте. Дома, в скромной уютной обстановке, так располагающей к мечтам, Саул пишет стихи, правда, довольно неуклюжие, и читает их своим сестрам — немолодым уже девушкам. Сестры искренне восхищаются его стихами и никак не хотят понять, как Берточка может равнодушно относиться к такому умному, интересному юноше, как их брат Саул. Одна из сестер, чтобы помочь Саулу, вызывается отнести его стихи Берте и сказать ей о чувстве Саула. Но Берточка, полная любви к Леону, только смеется над робкой Юдифью Розен. А между тем Леон уже начинает тяготиться и несколько скромной обстановкой в квартире Берты, и ее назойливой нежностью, он решает, что не стоит продавать свою свободу за какие-то несколько тысяч, и только ждет благовидного предлога, чтобы порвать с Бертой. Леон решает проникнуть в то общество, куда он до сих пор не имел доступа, да о котором и думать не смел. Сын из бедной еврейской семьи, выгнанный за свое поведение и леность из седьмого класса гимназии, Леон не пропускал случая, чтобы поживиться чужими деньгами, но все это так мелко… так мизерно… — думал он. Что значат и те двести рублей, которые он хотел взять у одной девушки, на которой он обещал, но не думал жениться. Из-за этой несчастной суммы дома произошел страшный скандал: сестра Люба уличила его в мошенничестве, он рассорился с родителями… Что значит та тысяча рублей, которую уже выдал ему в счет приданого отец Берты… Когда Леон начинал думать о том, сколько есть красивых, богатых женщин, у пего дух захватывало от зависти… Но, внимательно рассматривая в зеркале свою фигуру, свое красивое лицо, несколько наглые глаза, Леон приходил к убеждению, что в жизни его ожидает еще много приятного. В одном ресторане Леон увидел известного в городе адвоката Мельникова, мужа очень красивой и очень гордой женщины. «Великолепно… позна¬комимся с Мельниковым», — сказал себе Леон, и, придав почтительное и смущенное выражение своему лицу, Леон подошел к Мельникову. Он так трогательно, почтительно обращался к адвокату, так умело льстил ему и с таким вниманием вслушивался в его слова, что Мельников невольно почувствовал симпатию к красивому юноше и пригласил его к себе в дом. Через два дня Леон, великолепно одетый во все новое, купленное, конечно, на деньги Берточки, уже входил в дом Мельникова. С первого же раза Леон сумел поставить себя на самую короткую ногу с Мельниковым… В следующий раз его приняли еще радушнее, и с каждым днем Леон привлекал к себе все большее внимание красавицы Мельниковой. Очарованный Леоном, адвокат решил заняться его судьбой и пригласил его на свой ежегодный бал с целью познакомить его со всеми миллионерами. На балу Леон, благодаря своей находчивости и своему умению ориентироваться, благодаря своей красивой внешности и вкрадчивым манерам, производит на всех прекрасное впечатление. Местные богачи, а вернее сказать, их жены, и даже самая неприступная — Нина Серебряная, заинтересовываются красивым молодым человеком. Леон не теряет напрасно времени и через два-три дня после бала посещает их всех, причем не упускает случая признаться всем по очереди в любви… Естественно, что влюбленные женщины, каждая в отдельности, думают, что Леон любит только ее, и стараются при помощи своих мужей устроить для Леона всевозможные дела… Леон с каждым днем убеждается, что судьба к нему исключительно благосклонна, и на радостях соглашается дать тысячу рублей на приданое своей сестре Любочке. Единственным мрачным пятном на светлом горизонте будущности Леона является неожиданная смерть Мельниковой. Чуткая, с хрустальной душой, молодая женщина не могла перенести измены Леона, не могла перенести разочарования в своем возлюбленном, не сумела пережить всех событий последних дней и однажды ночью выбросилась из окна… Но и это недолго огорчало Леона, он скоро забыл свою возлюбленную, а через год, после усиленных ухаживаний за Серебряной, добился, наконец, и у нее успеха… Сбылись мечты Леона. Он вступил, наконец, на настоящий путь. С тремястами тысячами приданого своей невесты он считал себя окончательно пристроенным и обеспеченным. И на свадьбе сестры своей Любочки он уже держался с сознанием собственного достоинства, и неизъяснимое наслаждение ему доставляло видеть раболепное ухаживание всех присутствующих.

СФ. 1915. № 18. 81—82

Приятное впечатление производит самый сценарий совершенно свободный от обычных дефектов — загромождения подробностями — и отличающийся стройностью и логической постепенностью. Хорошая постановка, особенно массовые сцены.

ТиИ. 1915. № 24. 423—424

От кинематографии меня тошнит — это такая пошлость, такая лавка гнилых продуктов. При первой же возможности прощусь с этим родом «искусства», Маруся вчера видела, как по Москве возили большой плакат — меня в «Л. Дрей». Ей смешно, а мне обидно за себя.

Я. Радии — Е. Шатровой, 1915. — Я. Радии, 1965. 94

В 1915 г. уже каждая картина с участием Мозжухина являлась украшением программы. Он сам к этому времени был опытным и блестящим киноартистом. И вот он покинул то дело, которое искренне любил и где начал свою карьеру. Тут не было места каким-либо корыстным соображениям: Мозжухин был уязвлен в своем артистическом самолюбии. Режиссер Чардынин на роль Леона Дрея в новой постановке пригласил артиста театра Корша Радина. Мозжухин без всяких объяснений ушел к Ермольеву.

А. Ханжоиков, 1937-1. 86

Самая удачная его работа в немой кинокартине — «Леон Дрей», сделанная по известному роману Семена Юшкевича. Радии был так выразительно изящен, его движения, жестикуляция были так характерны, что раскрывали весь образ Леона Дрея.

В. Брендер, 1950-е. В/п

Тонкая продуманная игра Радина — самый существенный плюс картины, но и партнеры его, имена которых достаточно известны широкой публике, как, напр., имя артиста Борисова, достойнейшего из современных комиков, заслуживают высокой оценки, ибо, способствуя общему подъему, они, каждый в отдельности, создают обособленные типы… Борисов в роли отца Дрея положительно очарователен, малейшее движение его так тонко отмечает особенности воспроизводимого типа, что зритель невольно поддается убеждению, что перед ним действительно этот старый беззаботный чудак-еврей.

К-а. 1915. № 6/7 (22/23). 3-4

В поисках новой программы «Мажестик» не нашел ничего лучшего, как возобновить прошедшую уже в этом кинематографе несколько месяцев тому назад картину «Леон Дрей» фабрики «А. Ханжонкова». И дирекция, пожалуй, поступила правильно. Ибо лучше демонстрировать старую, но интересную иллюстрацию повести С. Юшкевича, чем показывать зачастую пошлые «боевики» текущего летнего сезона. Но в этом «бисировании» старой ленты нам непонятно только одно: зачем дирекция настоящее название ленты отводит на задний план и выдвигает бульварное название «Кумир женщин», не имеющее ничего общего по духу с повестью г. Юшкевича? Нам кажется, что здесь кроется некрасивый жест: пусть, мол, публика все же думает, что старая картина преподносится в другом виде.

ОТ. 1915. № 2831. 7



В ролях

Рецензии

Издания

Интересные факты

См. также

Ссылки