Поиск
На сайте: 686234 статей, 310781 фото.

Новости кино: Виктор Тер-Гукасов о Российской федерации киноклубов с 50-х годов до наших дней

Виктор Тер-Гукасов на 31 ММКФ
Перейти
Виктор Тер-Гукасов на 31 ММКФ

Виктор Тер-Гукасов, президент Российской федерации киноклубов.


Мы - своеобразный компас в зрительском кино

Вопрос: Виктор Тигранович, расскажите, пожалуйста о призе от Российской Федерации киноклубов, кому и за что вы его даете?

Дело в том, что наш приз называется «Колючий взгляд». Это фирменное название приза, он сделан с помощью лазерной технологии. Это колючий кактус и в него вмонтирован глаз. Когда смотришь на него, получается необычно. Поэтому и характер наших призов необычен.
Наш главный критерий - это не зрительское восприятие, а влияние творчества режиссера на развитие кино в целом. Это может быть разрешение каких-то личных проблем средствами кино или глобальное развитие «киноязыка». Мы заметно отличаемся от премий критики, мы акцентируем внимание на этих сложных моментах, на моментах постоянного поиска. Особенно мы поощряем дебюты, когда видим высокий потенциал. Нам не хочется оказаться в одной нише со всеми призами. Ведь у нас все-таки специальная организация.

Вопрос: Расскажите поподробнее о деятельности вашей Федерации?

Киноклубное движение началось в конце 1950-х - начале 1960-х годах. Возникло очень осторожно на базе кинотеатра «Ударник». Не обошлось без партийных органов. Сначала этот клуб был дискуссионным с заданной программой, естественно, как и всё, что было в советское время. Но постепенно клуб превратился в саморазвивающийся организм. К 70-м он набрал силу, что стало мощной отдушиной для зрителя. И это не только из-за возможности общения и самовыражения. Мы могли смотреть то, что не видит и, возможно, никогда не увидит советский зритель. Это было отечественное и фестивальное зарубежное кино, что значительно расширяло наш кругозор.
Никаких акций мы не устраивали, мы не противопоставляли себя традиционному искусству. Все проходило в рамках организованных мероприятий в кинотеатрах страны.
Я начал свою деятельность с простого членства и пришел к президентскому креслу к середине семидесятых. Достаточно давно. Киноклубов по Москве тогда было порядка сорока. Они были в рамках кинотеатров, домов культуры, библиотек, где люди могли собираться, смотреть и обсуждать увиденное. А затем обсуждали не только кино, но и политику и философию.

Вопрос: А вы не боялись в своих обсуждениях затронуть темы, за которые вас могли закрыть или даже привлечь к уголовной ответственности?

Все было аккуратно, камерно. Это была небольшая аудитория. Информация передавалась через «сарафанное радио». У нас были полулегальные «посиделки» во время ночных просмотров. Сейчас об этом можно говорить, но мы старались определить круг людей, кого можно допустить, ту категория людей, которая изначально была подготовлена к новизне в духовной сфере. Но были еще официальные «правильные» просмотры. Когда это достигло больших размеров, всё стало нуждаться в организации. Сначала было Московское объединение. Все это шло нелегко. Было достаточно много амбиций, склок, желания выделиться. И те проблемы, которые были в союзе кинематографистов, это все в миниатюре отобразилось в наших киноклубах.
На базе таких киноклубов, как в Москве открылись киноклубы на Украине, в Эстонии, в Латвии, Казахстане, Узбекистане. Представители этих республик приезжали в Москву и видели нашу работу. Они организовывали клубы у себя. Нам они не подчинялись. А когда организовалась Российская Федерация киноклубов, они приезжали, обсуждали программу.
Опытные члены Федерации работали с новичками, делились своими многолетними наработками, старались устранить проблемы, которые возникали в ходе деятельности. В этом была функция Федерации, а не в строгом подчинении и в регламенте. И когда появилось очень много клубов в республиках, возникла задача создать единую Федерацию киноклубов в России.

Был организован съезд, потом он проходил раз в два года. Зарегистрировались, приняли Устав, открыли счет в банке. Президенты были разные: Гращенко Елена, Николай Шмыров — он организатор фестиваля Московская премьера и главный редактор журнала Кинопроцесс. Кирилл Разлогов — был президентом Федерации. Были достаточно известные люди и деятельность организации становилась с каждым годом все более разноплановой. Поскольку это была административная система, каждый клуб занимался этим самостоятельно

Вопрос: А где вы брали фильмы для своих постоянных просмотров?

У нас были возможности по заявке брать фильмы в Госфильмофонде. Совет киноклубов, собираясь на своих заседаниях, определял программу из того, что есть в России на несколько месяцев вперед. Это были и художественные, и документальные, и хроникальные ленты и даже музейные инсталляции. Самые разные жанры.

Вопрос: А если не секрет, вы много зарабатывали этим занятием?

Это все было в рамках подвижничества — работа в киноклубе была совершенно бесплатной. Участники не получали за это денег. Это были увлеченные люди, примеров можно привести очень много. Это инициативные «креативные» люди. В дальнейшем, когда они почувствовали, что могут сделать больше, они уходили в другие области кинематографа.

Вопрос: И как долго это все продолжалось?

Вся проблема началась, когда закончился советский период. Несмотря на одиозность и жестокость цензуры при советской власти, киноклубам жилось легко. Мы находили способы к существованию. Но началась перестройка, и киноклубное движение сильно пострадало. В кино был полный развал. Доходило до смешного - нечего было смотреть. А мы все-таки специализировались на российском кино. А российское, советское кино полностью развалилось. На зрителей обрушился такой поток некачественной низкосортной продукции.
А чем мы всегда отличались? В официальных кинотеатрах шла официальная программа, и когда на полках Госфильмофонда лежали советские фильмы, мы их обязательно отбирали, просматривали и принимали решение. Двадцать восемь смотреть не надо, а два фильма надо смотреть обязательно!
Мы были своеобразным компасом в зрительском кино. Мы оказывали квалифицированную помощь, у нас были смешные цены на билеты. Таким способом мы привлекали зрителей в кино. Это была зрительская элита. А когда все рухнуло, начались проблемы.
На повестку дня стали вопросы выживания, а не получения удовольствия. Вот эта среда интеллигенции искала возможности заработка и ей стало не до киноклубов. Киноклубное движение дало серьезную трещину, уменьшилось количество людей, которые были вовлечены в эту сферу. Остались мы, самые стойкие. Мы все сделали, что бы дело которым мы занимались, не умерло, а приняло новые формы. У нас появился другой состав. Появились журналисты, люди новых профессий — бизнесмены. Развитие приняло новые формы, появились новые тенденции, несмотря на то, что многие киноклубы закрылись и прекратили существование.
У нас открылось новое дыхание, и как видите, мы присутствуем в судейском жюри многих кинофестивалей. Так же мы шестой год соучредители фестиваля «Московская премьера». Наши показы проходят в кинотеатрах «35 мм», в клубе «Эльдар». Благодаря многолетней устойчивой традиции, мы сформировали целые циклы полнометражных и короткометражных картин отечественного и европейского кино. Есть у нас на сегодня небольшая проблема. Был хороший просмотровый зал в Гнездниковском переулке при Министерстве Культуры. Сейчас не знаем, останемся мы по-прежнему там, или придется сменить базу.

Вопрос: Виктор Тигранович, а можно в ваш клуб вступить?

Если у вас есть желание стать членом Российской Федерации киноклуба, приходите, будем рады. В жизни всегда есть место подвигу!


2009 год Анжела Якубовская специально для www.rudata.ru