Специальные скидки! Стеклянные бокалы, купить аппарат сахарной ваты . Карта сайта компании coffee-butik.
Поиск
На сайте: 743051 статей, 319633 фото.

Новости кино: Владимир Карабанов, режиссер фильма «Слон»: «На главную роль я пробовал Владимира Машкова и сотрудника МЧС…»

ВЛАДИМИР КАРАБАНОВ: «НА ГЛАВНУЮ РОЛЬ Я ПРОБОВАЛ ВЛАДИМИРА МАШКОВА И СОТРУДНИКА МЧС…»

Фильм «Слон» стал, пожалуй, самым позитивный впечатлением от основной конкурсной программы «Кинотавра-2010». Его снимал режиссер-дебютант Владимир Карабанов. Главную мужскую роль в картине исполняет не безызвестный Сергей Шнуров, кандидатура которого была выбрана среди большого количества претендентов — известных и не очень, профессионалов и совсем далеких от мира кино. О съемках фильма и своих будущих работах режиссер рассказал в интервью журналисту РуДата.

Разговор Владимир Карабанов начал с неожиданной фразы…

Я вообще кино не люблю…

А зачем вы тогда этим занимаетесь?

Мне хочется, чтобы кино было больше похоже на музыку, чтобы оно не к голове апеллировало, а к эмоциям. Во время работы над сценарием, и уже когда снимали все силы уходили на то, чтобы избавиться от всех смыслов, которые работают только через голову человека. Мне кажется, вообще наша проблема в том, что нам лень чувствовать, — и зрителю, и режиссерам.

Может быть, не лень, а страшно.

Наверное. Чувствовать, как ни странно, тоже нужно учиться. Для этого и существует искусство.

Ваш фильм соткан именно из ощущений. Это видно уже с первых кадров…

Конечно. Например, образ Бони мы разрабатывали очень серьезно, запарились с художником по костюмам по поводу того, как сделать из персонажа самодостаточную девочку, яркую, с индивидуальностью во всем.

Слон в вашем фильме — это как символ волшебства, чуда, которое может произойти в жизни. И если в начале им заправляет мальчик-дрессировщик, то в конце сама Боня (при.: главная героиня) становится волшебницей?

Все правильно. Слон — это некое чудо. А цирк выступает как сообщество людей, для которых это что-то обытовленное. У них уже притерлись ощущения, они рассуждают с прагматической точки зрения — лечить или усыплять, где брать деньги…
Цирк — это праздник, который возвращает тебя в детство. Но это праздник рукотворный. Это также и работа, и там все достаточно жестко. Слон же, от которого отказались, превращается в категорию, с которой непонятно как себя вести: не правильно отправить на бойню, и что с ним делать тоже не ясно.

Это что-то вроде того, что все хотят чуда, но когда оно появляется, никто не знает, что с ним делать…

Никто не знает, что с ним делать. И настоящее-то чудо действительно как слон — громоздкое, неуютное…

Его кормить надо…

… о нем нужно заботиться, отстаивать перед другими, защищать… Его нужно защищать от какого-то бестолкового, бардачного, суетливого, пустого мира. И это касается всего — отношений между людьми, между мужчиной и женщиной…

У вас два главных героя — Зарезин-Сергей Шнуров и Боня-Настя Багрова. Кого из актеров вы нашли раньше?

Сначала Бонечка появилась. В самый первый день поиска актеров мы пришли на киностудию Горького смотреть базу актрис, и Наташа Троицкая, кастинг-директор, увидела девочку в коридоре, схватила ее за руку и привела ко мне. Это была Настя. Как-то мне показалось, что вот она Боня и есть. Тем более что Настя стала что-то нам рассказывать про лошадей… Она же очень романтическая девочка и в жизни, ее героиня очень похожа на нее.

Шнуров появился позже? Сразу всплыла его кандидатура, или были и другие варианты?

Мы абсолютно о нем не думали, перебирали всех актеров такого возраста — медийных и немедийных. Когда мы с продюсером Леной Гликман ехали в такси и уже отчаялись найти актера, нам понравился таксист. Показалось, что вот он — Зарезин, потому что это был действительно харизматичный парень. И мы даже пригласили его на пробы.

Он не испугался?

Испугался, зажался. Хотя пока нас вез, был раскованный, красивый… Когда же пришел на студию, то стал тихий, скромный, и мы поняли, что разжать его будет очень сложно. Были даже варианты взять кое-кого из МЧС… Мы просто искали мужественного человека с немножко потухшим взглядом, с какой-то болью. Мы прошерстили театры из глубинок…
Кадр из фильма «Слон».
Перейти
Кадр из фильма «Слон».

То есть это был очень серьезный процесс?

Мы сбились с ног. А у нас ведь еще была и кандидатура Машкова… Но сейчас я очень рад, что Зарезиным оказался Шнуров. За неделю до принятия решения о начале съемок у нас еще не было двух главных актеров — Зарезина и слона. И вдруг пришла в голову кандидатура Сергея. Мы послали ему сценарий, он его прочитал, приехал, в яблоневом саду на Мосфильме мы с ним провели пробы. На пробах я просто разговаривал с ним. Мне нужно было, чтобы актер не только произносил текст, а чтобы он думал при этом. Поэтому я не давал ему текст, а только задавал вопросы, спрашивал, как он себя поведет в каких-то ситуациях. Кстати, у нас и в мизансценах, и в репликах было 80 % импровизаций.

Шнуров был собой или кого-то играл?

Он был собой. Просто он не эпатировал и не матюкался (смеется). Серега же персонаж медийный, а в кино он должен быть наоборот забитым, обиженным на жизнь.

Почему в кабине у дальнобойщика Зарезина висит портрет Мао Дзе Дуна?

Это Ким Ир Сен (смеется). У дальнобойщиков есть традиции вешать в кабинах портреты. Портреты Сталина, например, у них висят…

Я видела фотографии голых девушек…

Девушки тоже есть, конечно.
Когда мы с художником придумывали кабину, у нас были соблазны там такого наворотить… Мы даже ездили по стоянкам грузовиков, разговаривали с дальнобойщиками, залезали в трейлеры, смотрели, как они устроены. Есть очень сентиментальные водители: такой брутальный мужик, а у него кабина похожа на детскую комнату, потому что завалена пушистыми игрушками — зайцами, ежиками, черепашками, какими-то подушечками. И это все его! И таких кабин огромный процент! У кого-то есть вымпелы футбольные… А мы решили свою кабину не замусоривать.
Кстати, а вы заметили, что Шнуров в течение всей картины раздевается? Он приезжает сначала в теплой куртке, когда заходит в трейлер со слоном, то снимает ее, затем снимает свитер и остается в майке, дальше цыганы майку рвут… — он как будто сбрасывает с себя шелуху. А уже непосредственно перед встречей с женой, которую давно не видел, он покупает на рынке рубашку и переодевается в нее — белую, свежую.

«Слон» — ваш первый полнометражный фильм. А что было до этого?

Я снимал документальный фильм, работал вторым режиссером, потом года три писал для себя сценарии.

Вы будете снимать по ним?

Конечно. Но сделать первый шаг любому дебютанту очень трудно, потому что никто никого не ждет, никто никому в кинематографе особенно не нужен, все уже на своих местах, а снимать сериалы или ситкомы уже стоит очередь из одинаковых режиссеров… Но я понял, что в стоянии в одной с ними очереди мне ничего не светит — я просто не достоюсь… Поэтому единственным путем было…

Пробивать свой проект…

Да, писать собственные сценарии и с ними ходить. Когда у тебя один сценарий, ты очень на него рассчитываешь, очень за него болеешь, ходишь с ним, обижаешься… А когда ты понимаешь что это нормальный процесс, нормальный путь, как у Бони в конце путь в Индию… Она просто передвигает ноги. Как идти в Индию? — А хрен его знает. Никак… Также и здесь. Когда ты видишь свою цель, то нужно просто делать эти шаги и меньше расстраиваться.

Есть ли у вас какие-то идеи по поводу ближайших проектов?

Больше всего мне сейчас хочется дописать сценарий о взаимоотношениях актрисы лет 35 и студента МГУ, занимающегося астрофизикой. Идея фильма будет в существовании некой формула любви.


13 июня 2010 года, Евгения Гутникова специально для www.rudata.ru