Поиск
На сайте: 686231 статей, 310778 фото.

Новости кино: Дмитрий Иосифов, исполнитель роли Буратино, не хотел бы сниматься в большинстве фильмов

Эксклюзивное интервью и фотографии режиссёра Дмитрия Иосифова, известного многим зрителям в качестве Буратино в фильме Леонида Нечаева «Приключения Буратино»

ИНОГДА КИНО РЕАЛЬНЕЕ, ЧЕМ ТО, ЧТО ТЫ ВИДИШЬ ВОКРУГ СЕБЯ…

Вопрос: Дмитрий, расскажите над чем вы сейчас работаете?
Я планирую снимать полнометражное кино, но не скажу какое. Я в приметы не верю, но я суеверный. Могу рассказать вам о своем прошлом проекте под названием «Суженый-ряженый», по сценарию Лены Цвентух, снимался он в Питере. Это лирическая комедия, чем-то отдаленно напоминает фильм «Ирония судьбы» и по иронии судьбы, сколько мы ни ждали снега в этот новогодний сезон, не выпало ни одной снежинки.
Все что мы могли позволить, это привезти две машины павильонного снега. Мы долго думали над изображением с оператором Юрием Шайгардановым — он очень известный оператор, который снял огромное количество замечательных картин: «Собачье сердце», «Страна глухих» и так далее. Выйдя на площадку в первый съемочный день, и увидев, что снега нет, переглянулись и засмеялись, сказав друг другу: «Ну вот, стиль изображения выработался сам собой. Будем снимать на длинном фокусе, размазывая фоны». Это очень вписалось в жанр картины - в современную историю с элементами сказки.

Вопрос: Значит, сказки вас преследуют всю жизнь?

Сказки — это жанр будущего, сейчас это называется модным словом «фэнтези». Наш мир настолько иллюзорен и ненатурален. Об этом говорит, современная Каббала. Это все изложено в книгах, можно прослушать лекции. Каббала изучается в тысячах университетах мира, это не имеет никакого отношения к религии. Мне это очень интересно, и мне это помогало в профессиональном росте. Меня всегда мучила мысль, что же все-таки есть кино? В кино задействованы почти все органы чувств, кроме обоняния. Та реальность, которая возникает на экране, она вроде бы ненастоящая. Но иногда это реальнее, чем то, что ты в жизни видишь вокруг себя. Мы не обманываем зрителя — это действительно фантазия.

Вопрос: А вам не кажется, что это слишком дорогая фантазия?
Если зритель готов платить за то, что у него в душе что-то переворачивается, почему бы и нет? Кино — это не только искусство, но и бизнес. Это индустрия, которая позволяет зарабатывать деньги. Но я хочу делать кино про людей и для людей, кино как бизнес меня пока не интересует. Кинобизнес у нас в стране — это «подвиг Матросова».

Тимур Бекмамбетов наглядно показывает, что можно выступить в роли продюсера в режиме экономии и одновременно в роли режиссера, снимая хорошее кино.
И если мне придется одновременно выступить в роли режиссера и продюсера — буду сочетать, буду разговаривать сам с собой, и так в диалогах буду приходить к единому верному решению (смеется).
А если серьезно, то можно придумать вместо дорогого кадра, какой-то верный ход и он будет эмоционально читаться, по сути, гораздо сильнее.
Вот пример, фильм «Летят журавли», знаменитый кадр с качающимся абажуром. Можно было сделать бомбардировку, разрывы снарядов, кричащих людей, что бы впечатлить зрителя, было бы все дорого, страшно, долго, а у Калатозова просто качается абажур. Вот еще - фильм «Спасти рядового Райана» — на первые десть минут фильма ушел весь бюджет. Пули под водой. Пальба, сотрясение воздуха, гигантские массовки, а есть фильм «Иди и смотри» — там есть эпизод, где лежит распластанная корова и это страшнее. Вот вам и вопрос художественного воздействия.

Вопрос: Дмитрий, вы снимаете рекламу, а как там решается вопрос художественного воздействия, ведь сегодня на экране столько глупой рекламы?

В рекламе всегда все очень жестко, все по секундам. Но у меня хватает сил убедить рекламное агентство в том, что у меня есть художественный ход против их маркетингового хода. И все получается коротко, ясно и убедительно. Я вообще противник авторского кино. Арт-хаус меня раздражает. Там все целиком и полностью зависит от таланта режиссера, если он сам понимает, что он хотел сказать. Я не люблю загадок на экране, если я договорился с оператором, поставил перед актерами задачу, я четко знаю, что у меня получится.

Вопрос: А почему сами не снимаетесь как актер, вас не зовут?
Зовут, но редко. Зачастую сам отказываюсь, или неинтересно или не совпадает по срокам. У меня нет цели, просто сниматься, как у большинства актеров, у них это способ заработать деньги, у меня же другой способ заработать. В девяносто процентов того, что показывают на экране, я бы не снялся. У меня другое представление о кино. Я вижу мгновенно «халтуру» — это очень легко определить. Мне хватает семи секунд изображения, что бы понять буду я смотреть его или нет. Это манера повествования того, что происходит внутри картины, как движется камера, как работают актеры. Думаю, тоже самое у музыкантов, они с первых звуков понимают, стоит слушать симфонию или нет. И художник когда заходит в зал, видит одним взглядом, стоит смотреть всю выставку или нет. Конечно, у меня есть предложения сниматься, я буду думать. Я прочел сценарий, мне он очень понравился. Мне предложили очень яркую роль подонка. (смеется) Думаю, у меня хватит времени и сил. Хочу закончить свой сценарий, над которым достаточно долго работаю. Он мировоззренческий, и поэтому так долго пишется. Меня не волнует целевая аудитория, я верю, что найду финансирование, тем более что это не для канала, а для проката.

Вопрос: Дима, вы сами родом из Минск]а, вы часто ездите к себе на родину?

В Минск я езжу не часто. Мне нечего там делать. По работе ничего не связывает, а родственников почти не осталось. Я не ностальгирую по стенам — иногда конечно накатывает, но это в основном по людям, по окружению, но не по самому городу.

Вопрос: Но вы все-таки состоялись в этом городе. Вас узнала вся страна по роли Буратино, в сказке Леонида Нечаева «Приключения Буратино»?

Ну и что? Я никогда там не работал, в Белорусском кино меня не снимали.
После школы, уехал поступать во ВГИК. Закончил мастерскую Алексея Баталова.
Я снялся в картине «Приключения Буратино», в картине «Про Красную Шапочку», в картине «Капитан Сорви-Голова», я снимался в Питере, в Ташкенте, в Душанбе, в Москве, где угодно, в Белоруссии меня не снимали вообще.
После ВГИКа я закончил Белорусскую Академию Искусств в Минске. И когда я пришел на студию и сказал, что хочу снимать, опыт и актерский и режиссерский у меня был, мне сказали, становись в очередь с конца. Может лет через десять и получишь постановку. А на тот момент я был очень популярен, фильм «Буратино» помнили, меня узнавали. Я не пытался разобраться в природе человеческой зависти, но я был очень долго без работы.

Вопрос: А если сегодня минчане возьмут и назовут в честь вас улицу в городе?
Для того, что бы назвали улицу в честь меня, надо убить очень большое количество людей, так сказал Гитлер. Или надо быть Сахаровым или Солженицыным. У меня нет таких амбиций.
Это самое ужасно жить своим прошлым и копаться в воспоминаниях. Вот почему я редко даю интервью на эти темы и не люблю отвечать на эти вопросы. Это о том человеке, которого больше не существует. Я давно не тот. Мир поменялся триста раз, все поменялось. Осталось только искусство. Носители поменялись, а искусство не изменилось, для него понятие времени не существует — все очень просто…

19 ноября 2008, www.RuData.ru — Анжела Якубовская.