Поиск
На сайте: 743044 статей, 319631 фото.

Новости кино: Ирина Рахманова, актриса фильмов «Ехали два шофера» и «Питер FM»: «Вы не поверите – я не биоробот, а живой человек…»

Ирина Рахманова
Перейти
Ирина Рахманова

ИРИНА РАХМАНОВА: «ВЫ НЕ ПОВЕРИТЕ – Я НЕ БИОРОБОТ, А ЖИВОЙ ЧЕЛОВЕК…»

Актриса Ирина Рахманова успела сыграть, кажется, в огромном количестве фильмов. Так ее имя стоит в титрах картин «Ехали два шофера», «Питер FM», «9 рота», «Брат-2», «Точка», «Беглянки», «Виола Тараканова»… Она зарекомендовала себя как отъявленный киноман, потому что, как сама призналась, не пропускает ни одной кинопремьеры. Возможно, еще и поэтому в этом году она оказалось в жюри «Кинотавра-2010». Говорить о конкурсных работах с журналистом РуДата Ирина категорически отказалась, сетуя на свои специфические обязательства. Зато о собственном желании сняться в костюмной драме и неприятии безделья рассказала с удовольствием.

Ирина, вы смотрите что-то из российского кино, если это не касается работы?

Я всегда стараюсь смотреть все, что выходит на российском и зарубежном кинорынке, посещаю по возможности все премьеры в Москве, и на «Кинотавре» вне зависимости от того, что только в этом году это является моей обязанностью, я всегда смотрела конкурс.

То есть вы можете пожертвовать ради этого пляжем и общением с коллегами?

Я этим всегда и жертвовала. У меня есть куча свидетелей тому.

Вы смотрите и конкурсную программу, и все остальное тоже?

Конкурсную программу я смотрю всегда, и по возможности еще и программу короткого метра, что в этом году, к сожалению, не получается, потому что мне нужно быть более конкретизированной на основном конкурсе.

Если вернуться к движению в нашем кино, как вы считаете, что сейчас в нем происходит? Есть разделение на массовое и авторское?

Такое разделение произошло давно. Но в связи с кризисом все немного подупало. Но, хотя кажется, что должно было бы пострадать авторское кино, тем не менее на «Кинотавре» в этом году достаточное количество кино фестивального. Со зрительским же кино произошло неожиданное: много проектов было закрыто. Но результаты этого года можно будет увидеть только в следующем году, когда кризис, наконец, закончится.

Кризис должен был все же повлиять на кинематограф и положительно, оставив в профессии только тех, кто ею действительно болеет…

Это, на мой взгляд, не правильное мнение. Во время кризиса появилось намного больше людей, которые, имея финансовую возможность, приходили в кино и делали то, за что невозможно было бы взяться в период расцвета киноиндустрии, несколько лет назад. Мы из кризиса только-только выбираемся. Закрылось очень много студий, при том не самых плохих, а довольно-таки хороших. Много проектов было заморожено и снято с производства. То, что стали платить меньше денег, это вообще десятое дело. Сначала мы должны между собой в кино решить, что же у нас произошло, и только потом можно будет делать какие-то выводы. Я жду следующего сезона, осени, чтобы посмотреть, как складывается ситуация. Сейчас началось какое-то шевеление, «Мосфильм» ожил, начали ходить в коридорах какие-то люди, при том, что до этого там была мертвая зона. И вот от многих своих друзей сейчас я слышу, что они запускаются.

Ирина, так как вы в этом году член жюри, то можно сказать, что здесь вы не отдыхаете, а работаете. Это вас напрягает, или наоборот придает времени здесь еще больший драйв?

Меня гложут и гнетут только чувство ответственности и невозможность общаться со всеми людьми. Нужно быть очень осторожной, контролировать себя… Но, в принципе, большой разницы по сравнению с предыдущими годами я не чувствую.

Но ведь вы понимаете, что придется кому-то что-то дать, а кому-то что-то не дать…

Это я даже комментировать пока не буду…

У вас есть какая-то система отбора ролей для себя?

Безусловно, у каждого есть некие критерии. Они варьируются в зависимости от ситуации. Есть какие-то основы, на которых все держится…

Предположим, вам предложат участие в костюмном фильме о восемнадцатом веке…

Конечно же, мне захочется в этом поучаствовать, это же очень интересно. Если ты каждый год снимаешься в похожих проектах, то, ясное дело, это скоро надоест. Если же у актера такого рода работы никогда не было, как, например, у меня, - я ведь ни разу не снималась в историческом кино, – мне, безусловно, хочется попробовать. Всегда хочется пробовать то, что никогда не делал.

Читаете ли вы книги, пьесы с целью найти что-то для себя?

Как проект? Безусловно. Это стало уже привычкой.

Можете назвать произведение, которое вам интересно в этом плане?

Если бы я его нашла…

То есть, еще не нашли?

Стоп! Если бы я его нашла, то тем более вам не сказала бы, потому что я об этом говорила бы только с продюсерами.

Есть ли у вас время, свободное от работы?

Да, конечно. Я же живой человек, вы не поверите, я только похожа на биоробота…

Но вы известная и востребованная актриса, и мне кажется, что именно поэтому у вас должна быть нехватка времени, ведь постоянно нужно куда-то бежать, куда-то ехать…

Когда у меня действительно много-много работы, я стараюсь все же оставлять личное пространство в своем графике. Но я не могу сказать, что сейчас очень занята. Наоборот, прямо сейчас мне, скорее, не хватает работы, чтобы чувствовать себя комфортно. Мне больше по душе, когда у меня плотная занятость. Есть такой тип людей…

Трудоголики?

Да. И у меня очень много таких знакомых. Но я всегда оставляю себе возможность отдыха, чтобы не стать перегоревшей лампочкой.

Что из последнего кино - даже не обязательно российского, раз сейчас вам нельзя об этом говорить – вам по-настоящему понравилось?

Я могу быстро ответить на этот вопрос. Последняя понравившаяся мне разарубежная картина - это «Генсбур. Любовь хулигана». Мне она показалась очень любопытной. Я обожаю Генсбура и все, что с ним связано.

А вас не удивило, что такой фильм снял дебютант?

Это легко объяснить, стоит только посмотреть биографию режиссера. Он же много лет рисовал комиксы, и он фанат Генсбура. Больше того, насколько я знаю, он даже рисовал комиксы о нем. Этот человек истории уже выстраивал, и потому он уже чувствует некую форму. Для дебюта это ОЧЕНЬ хорошая работа. Во Франции Серж Генсбур – это знамя. Думаю, поэтому Сфару (прим.: режиссер Жоанн Сфар) и удалось найти деньги для своего фильма.

Вы играли в новой ленте Сергея Бодрова «Дочь якудзы». Можете рассказать о своей роли в нем и о том, когда он должен выйти?

Если я не ошибаюсь, то осенью. Но моя роль там достаточно небольшая. И в этом кино я решила сняться, прежде всего, потому, что очень люблю кинокомпанию «СТВ». Первая моя картина снималась ими же, и потому у меня к ним некое особое отношение, как к первой удачной любви. И, безусловно, вторым моментом было то, что это проект режиссеров Сергея Бодрова и Гуки Омаровой. Бодров интересный режиссер и человек, он работал не только в России. Гука кажется мне очень хорошим, умным, талантливым человеком.

Есть ли у вас еще какие-то новые проекты?

Я сейчас репетирую в «Другом театре» спектакль с рабочим названием «Шоколад», который, я надеюсь, мы выпустим в следующем сезоне. В прошлом году мы выпустили «Лав стори» по пьесе Ольги Мухиной. Один сезон отыграли, пока вроде бы все довольны.

Почему у театра такое название?

Я его называю дочерней организацией от «Квартета И». Это их параллельный театр, где играется современная драматургия, работают молодые режиссеры. Одной из последних премьер там был спектакль по пьесе Вампилова «Утиная охота».

8 июня 2010 года, Евгения Гутникова специально для www.rudata.ru