Поиск
На сайте: 743047 статей, 319631 фото.

Новости кино: Юрий Быков, режиссер фильма «Жить»: «В кино надо быть хитрым, иначе съедят»

ЮРИЙ БЫКОВ: «В КИНО НАДО БЫТЬ ХИТРЫМ, ИНАЧЕ СЪЕДЯТ»

Юрий Быков молодой режиссер, который, на самом деле, по образованию актер — учился во ВГИКе в мастерской Грамматикова. Но на «Кинотавр-2010» он приехал чтобы представлять свою первую полнометражную картину «Жить». Фильм снимался на студии Алексея Учителя «Рок», представители которой заметили его на прошлогоднем «Кинотавре», где он получила главный приз за свою короткометражку «Начальник». О том, вмешивался ли Алексей Ефимович в производство картины и о чем будет его следующая работа Юрий рассказал в интервью журналисту РуДата.

Здравствуйте, Юрий! Вы закончили актерский факультет во ВГИКе, мастерская Граматикова. Сейчас вы занимаетесь режиссурой. Как вас так переклинило?

Актер — это очень зависимая профессия.

А вы раньше об этом не знали?

Даже и не подозревал, потому что пока ты учишься, и если добросовестно относишься к учебе, то не разносишь фотографии, не пытаешься навязывать себя режиссерам. И когда выходишь из института, то вдруг сталкиваешься со взрослой актерской жизнь, и понимаешь, что нужно быть подчиненным. Я же поэтому сразу из театра ушел, а меня взяли в три! Я просто не могу работать под кем-то.
А еще я вдруг стал понимать, почему сам себя как актера никогда бы не снял. Есть вещи, которые связаны с простыми, внятными продюсерскими составляющими. Должна быть фактура — и внутренняя, и внешняя, интересная, необычная, потому что все рассуждения о тонких артистах, на самом деле, ошибочны. Они могут быть тонкими, но просто обязаны быть внятными. Я должен видеть, что этот человек такой, а этот такой. А если я беру артиста, у которого худющие руки, и заставляю его играть в боевике, то понятно же, что это не то. Можно сказать, что он попробовал пойти на слом… Но зачем это нужно, когда огромное количество артистов способны сделать это гораздо глубже. Поэтому я рад, что я на своем месте. Я знаю о профессии артиста огромное количество всего, и это помогает мне не мучить его, не пудрить ему мозги, в какой момент отпустить и дать ему свободу. Я просто знаю, что сработает в конечном счете, и какие усилия нужно прилагать.
Я убежден в том, что сцену определяет находка.

Идея?

Что-то в этом роде. Сцена может быть сыграна сильнее, слабее, но когда нет находки, приспособления, рисунка сцены, нет неожиданного поворота, тогда ничего не сработает. Можно играть очень интересно, органично, но на пустом месте, и уснешь от этого. А можно играть несколько слабо, так, что на площадке кажется, что происходящее не дотягивает, но при четком рисунке складываешь сцену на монтаже и понимаешь, что она есть. Должны быть опоры, которые в любом случае обеспечат результат. Я не люблю искать тонкости на авось, вот в чем дело. Например, есть спектакли, которые держатся только на артисте. Но в этот раз он пришел с больной головой, и спектакль плохой, а в следующий раз он отлично себя чувствует, и спектакль хороший. И это не правильно, должны быть опоры. И тогда я знаю, что я вошел, одел этот «скафандр» и не захлебнусь, не утону, потому что он меня держит.

Работой над фильмом «Жить» вы занялись после победы в конкурсе короткого метра на прошлом «Кинотавре». Она заняла у вас год, или это какая-то старая ваша идея, сценарий?

Эта история была написана очень быстро, накануне «Кинотавра-2009».

То есть не так уж и много времени было потрачено на фильм, ведь год с небольшим — это очень щадящий срок для полного метра…

Понимаете, какая штука… Может это и нагло звучит, но, честно говоря, я прихожу к мысли о том, что все невероятные годы подготовок к кино — это все огромный блеф. Либо ты знаешь тему, либо нет. Другое дело, что огромное количество времени должно тратиться все-таки на ее изучение. И когда ты накапливаешь материал внутренний, то в тот момент, когда ты принимаешь решение писать, снимать, происходит все дальше достаточно технично и автоматично. Я знаю тему, у меня есть эти опоры — все, точка, поехали. Особенно я не понимаю, когда съемочный процесс растягивается на долгое время…

Может, актеров не могут собрать вместе…

Просто многие снимают по пятнадцать тысяч дублей в течение 6-7 лет, ищут чего-то… Нет, я не претендую на истину в последней инстанции, потому что существует огромное количество картин, которые делаются именно так, в том числе артхаусные. Я говорю сейчас о кино, которое меня привлекает. Я ориентируюсь на Финчера, Манна, — то есть на людей, которые занимаются внятным кинематографом, который основан на серьезных драматургических, актерских, операторских приемах.

Юрий, вы все-таки снимали свою картину на студии Алексея Учителя. Вмешивался ли он каким-то образом в этот процесс?

Да невероятное количество свободы у меня было! К тому же у него в этот момент были съемки своей картины. Моя короткометражка «Начальник» по ресурсной составляющей — это примерно тоже самое, что и фильм «Жить», только гораздо менее затратный. Но сам способ съемки, работы на площадки, существования группы был уже опробован мною на «Начальнике». Поэтому Алексей Ефимович понимал, что мы делаем то, что уже испытано, и достаточно спокойно дал мне бразды правления.
Кадр из фильма «Жить».
Перейти
Кадр из фильма «Жить».

Вас не просили, как это часто принято у продюсеров, изменить финал, к примеру?

Студия «Рок» занимается авторским кино, и потому мне дали карт-бланш. На студии коммерческой меня, вероятно, заставили бы добавить больше музыки, изменить финал… И вот в чем вся прелесть ситуации? — В том, что у меня была возможность сделать жанровую картину с собственными, настоящими идеологическими посылами.

Но, скорее всего, она будет и весьма смотрибельна…

И тогда эта ситуация показала бы, что вся уверенность продюсеров по поводу того, что надо снять тупое кино, чтобы его смотрел зритель, может быть низвергнута, — это было бы отлично.

Наверняка вы думаете о своих дальнейших проектах…

У меня есть 4 сценария.

Они все тоже со стрельбой?

Чисто драматургически я напишу парадокс, в любом случае. Поставлю хорошего человека в плохую ситуацию, или наоборот. Я считаю, что работать надо в этом направлении, по крайней мере, первые две картины, чтобы обрести уверенность в себе, набить руку. Но повторяться не хочется, потому что это опасность.

Вы даже в пример привели того же Манна…

К сожалению, у Манна после «Схватки» было только убавление качества. От картины к картине он становился все более тривиален. Я думаю, что «Схватка» — это просто эпохальное кино, архетипное. Но потом начинается повторение. Мне кажется, что надо хотя бы перемежевывать картины, чтобы что-то менялось. Он же слишком в лоб использует ту же самую фактуру, те же приемы.

А вы могли бы снять комедию или мелодраму?

Тяжело. Мне нужен тогда сотоварищ, более легкий в сознании, с более легким юмором и иронией. В моей картине видно, что у меня есть репризы как какие-то претензии на юмор, но они слабоваты, потому что видно, что человек больше смотрел боевиков (смеется).

Назовите недавние фильмы, которые вам действительно понравились.

В основном, конечно, американские.

«Старикам здесь не место»?

Да, точно. Правда, там есть вопросы у меня. Хотя… какие у меня могут быть вопросы к Коэнам… Но — да, это мое кино.
Я видел «Капоте», кстати. Я бы хотел сделать подобный фильм. В главной роли Сеймур Хоффман. Про человека, который пишет роман. Очень тонкая, и, вместе с тем, емкая и внятная картина.

Дальше вы также будете работать на студии Учителя?

Не знаю. Надо быть хитрым. Здесь по-другому нельзя — иначе съедят.

12 июня 2010 года, Евгения Гутникова специально для www.rudata.ru