Поиск
На сайте: 566853 статей, 285487 фото.

Бертенсон, Сергей Львович

(Перенаправлено с Serge Bertensson)
Рейтинг персоны:3Онлайн:
SMS:  
Сергей Львович Бертенсон
Serge Bertensson
Дата рождения: 2 июля, 1885
Место рождения: Териоки
Российская империя
Дата смерти: 14 марта, 1962
Место смерти: Лос-Анджелес, США
Гражданство: США
Профессия: деятель киноиндустрии
IMDb: ID 0077889
Рейтинг персоны
( 1 оценка, 372-е место )
3
  

Сергей Львович Бертенсон — библиограф, деятель театра и кинематографа. Помощник делопроизводителя Кабинета Его Императорского Величества, помощник секретаря Общества защиты и сохранения в России памятников искусства и старины, состоял для поручений при главноуполномоченном Северного района Российского общества Красного креста.

Содержание

Биография

Сергей Бертенсон родился в семье известного врача Льва Бертенсона и певицы Ольги Скальковской (сопрано в Мариинке). Поэтому в их столичном доме всегда кипела «культурная жизнь» — это был светский салон, который посещали многие видные деятели искусства того времени. И душой, и организатором сего салона была maman, которая после замужества оставила оперную сцену и занялась светской жизнью. К.Аренский отмечает, что большое влияние на формирование художественнго вкуса Сергея Бертенсона оказал его родной дядя К.А.Скальковский, один из крупнейших балетных критиков того времени.

Успешно закончив обучение на историко-филологическом факультете столичного Санкт-Петербургского университета (тогда не Москва была столицей Российской империи), Бертенсон устраивается на службу в отдел при Министерстве Императорского двора, ведающий хозяйственной частью Императорских дворцов, театров и музеев. В 1917 году, после известных событий, при Временном правительстве, Сергей Львович заведовал постановочной частью уже Государственных Петроградских театров, а в 1918 году, получив приглашение от К.С.Станиславского и В. И. Немировича-Данченко, перебрался в Москву, где стал руководить труппой и репертуаром в МХТ, а позднее стал заместителем директора Музыкальной студии при Художественном театре.

В 1925 году Сергей Бертенсон вместе с Владимиром Ивановичем Немировичем-Данченко выехал в длительную командировку за рубеж, посетив, в частности, Голливуд и даже пытаясь там работать, но неудачно. Возвратившись в Москву в начале 1928 года, Бертенсон, что называется, «на контрасте», увидел изменения в советском обществе, произошедшие под неуклонным нажимимом большевистской пропагандистской машины.
Видимо, не совсем осознавая новых реалий, он позволил высказывать собственное мнение о качестве и методах работы партийного руководства культурной жизнью страны в целом и Художественным театром в частности и это мнение явно не совпадало с видением будущего у новых хозяев жизни. Работать не давали, жилья также не выделяли — после приезда из-за рубежа Берненсон был вынужден «столоваться» у Ольги Книппер-Чеховой в том смысле, что жил у неё в столовой за ширмочкой. Понимая, что дальше «жить станет лучше, жить станет веселей» и при активнейшем содействии Немировича-Данченко Сергей Львович 30 июня 1928 года отбывает из Ленинграда на пароходе в заграничный отпуск, который затянулся на всю оставшуюся жизнь, превратившись в «невозвращенчество».

Связь с Немировичем-Данченко поддерживалась в виде практически еженедельных писем, Бертенсон в Голливуде контактировал с агентом Владимира Ивановича Семеоном Гестом по вопросам продвижения сценариев Немировича-Данченко. Отправлял в Россию разнообразные журналы, из которых Немирович выделял «Photoplay» и «Motion Picture».

Европа

Прибыв 3-го июля в Берлин, который в те годы был, не много не мало, центром русской зарубежной (читай — эмигрантской) культурной жизни, Бертенсон начал встречаться с различными людьми, в то время оказавшимися в Европе. Кто-то (как сам Сергей Львович), попал на чужбину по своей воле, кто-то — волей случая, а кто-то — волей судьбы, как большинство русских офицеров из белого движения. Жил, опять же, в доме Ольги Чеховой (на это раз — Ольги Константиновны), посещал театры, рестораны, которые держали выходцы из России, в частности, он повидал кинорежиссёра Туржанского, познакомился с Иосифом Ермольевым, успешным продюсером, который позднее также переберётся за океан. 11 июля в Берлин прибыл с семьёй В. И. Немирович-Данченко, а 15-го семейство отбыло на воды в Карлсбад. Через несколько дней пришло письмо от директора американской кинокомпании «Юнайтед Артистс» Джозефа Скэнка, в котором он писал, что вскоре он будет в Европе и рад встретиться со старым знакомым, то есть Бертенсоном. 31 июля Скэнк прибыл в Берлин и сходу предложил Бертенсону стать его секретарём, на что Сергей Львович ответил немедленным согласием. На самом деле, всё уже было обдуманно-передуманно, ведь ещё в во время первой командировки Бертенсона в Штаты Скэнк предлагал ему остаться работать в Голливуде, но тогда Сергей Львович колебался и не согласился. Теперь же, после посещения Москвы, колебаться не имело смысла — мосты были если не сожжены, то уж точно заминированы. К тому же стоит принять во внимание не только, э-ээ-э, пятый пункт, но и то, что общались они на русском языке. Джозеф, глава одной из крупных американских кинокомпаний, один из основателей Американской киноакадемии, родился и вырос, хе-хе, в провинциальном русском городке Рыбинске.
Кроме Скэнкса, в Берлин прибыл вице-премьер «UA» мистер Келли и глава представительства компании в Париже некто Смит. Их целью была поездка в СССР по приглашению Госкино — разведать перспективы российского кинорынка. 3 августа делегация отбыла в специальном (но не пломбированном :) вагоне в Москву, Бертенсон, разумеется остался в Берлине.
8 августа с курорта вернулся В. И. Немирович-Данченко — это было последнее свидание перед долгой разлукой, Сергей Львович передал Немировичу-Данченко письмо с просьбой освободить его от обязанностей по мхатовскому секретарству.
На следующий день вернулся и Скэнк, сообщивший, что в Москве «люди совершенно не улыбаются!», что для Бертенсона новостью, конечно же, не являлось. Вечером вся команда отправилась в Париж, по пути заглянув в Зальцбург к Максу Рейнгардту и Лилиан Гиш. 15 августа выехали из Парижа и 21-го утром причалили в нью-йоркском порту. Через неделю отправились в Калифорнию, 1 сентября прибыв в конечный пункт — Голливуд (или Холливуд, как пишет в своих воспоминаниях Сергей Львович).

Голливуд

В работу включился сразу. Например, комментировал русские картины для руководства студии, в том числе для заместителя Скэнка Джона Консидайна, 16 сентября познакомился с Эрнстом Любичем, малость покритиковав только что вышедшего на большой экран его «Патриота». По мнению Бертенсона, фильм — «развесистая клюква», на что Любич ответил вполне себе голливудской точкой зрения, мол, «мы не историки и не биографы, а призваны воздействовать на воображение и чувства публики».

На студии готовили к американскому прокату советскую картину «Царь и поэт», снятую В.Гардиным, Бертенсон выступал консультантом и боролся с нещадным кромсанием фильма, который перемонтировали с «благой» целью, ранее уже высказанной Любичем: «Надо воздействать на зрителя, а не просвещать оного». Впрочем, в то же самое время на другом конце планеты, в именно в СССР, другие деятели кинематографа не менее активно перемонтировали американские и европейские ленты и делали они это, опять же, исключительно с благими намерениями. Например, Эсфирь Шуб легко и непринуждённо из длинного «сериального» криминального триллера о шулерах «Доктор Мабузе» сделала недлинную революционную агитку.

Накануне Нового Года, 30 декабря 1928, в Голливуд приехал Макс Рейнхард с целью постановки фильма по своему сценарию. Бертенсон присутствовал при читке сценария, нашёл его интересным, все нашли его интересным, но… 23 февраля Рейнхард уезжает — фильма так и не состоялось.

В ноябре 1929 года в Голливуд вместе с семьёй переезжает знаменитый хореограф Михаил Фокин и Бертенсон после встречи с ним записывает в дневник: «У меня от разговора с ним осталось самое тяжёлое впечатление, что он сейчас переживает ту же трагедию, которую испытывают в Холливуде все большие художники: им здесь нечего делать». 24 июня 1930 года Фокины уезжают обратно в Нью-Йорк. Заглянул Балиев, жалобы те же: "Нет настоящей работы, все хотят поделок «а-ля рюс»".

В конце мая 1930-го в Нью-Йорк по контрактному приглашению киностудии «Парамаунт» прибыл Сергей Эйзенштейн, а 17 июня он был уже в Голливуде. Встречен был с помпой, пресса источает мёд и патоку, у всех на слуху сумма контракта — 100 тыс. долларов в год. Однако 23 октября Эйзенштейн отбыл из Нью-Йорка ни с чем. Снова пусто…

Дома, в СССР, не всё хорошо — органами арестован его брат Михаил, в июне пришло известие о том, что Михаилу дал три года ссылки в куда-то под Иркутск. В феврале 1932 года пришло известие о том, что брат Миша освобождён и вернулся в Ленинград живым и невредимым.

1931 год

Работая на студии, которая начала «валиться» — Скэнк потерял всякий интерес к делу — Сергей Львович по ходу дела знакомиться со множеством людей, 25 февраля 1931 года с подачи Скэнка встречался с Самюэлем Голдвином из MGM. Встреча была коротенькой и Голдвин «передал» Бертенсона под начальство своего зама Хорнбло. Там пошла работа над сценарием «Сивцев Вражек», в чем помогала секретарша Хорнбло мисс Робсон, полька по происхождению.

Бертенсон постоянно контактирует с женой Скэнка Нормой Толмэдж, бывает у них дома и прочее.

Однако, 3 октября 1931 года Бертенсон получает уведмление об увольнении из MGM, несколькими месяцами ранее узнает, что маклер, которому он ссужал деньги, разорился. Теперь Сергей Львович остался без работы, без сбережений и плюс ко всему этому подходит к концу его американская виза. Прослышав, что директором «UA» вроде бы назначают Майлстоуна, Бертенсон, зная Холливуд уже не понаслышке, а изнутри, принимает решение встретиться с Майлстоуном лично. В итоге марш-бросок по маршруту Голливуд-Нью-Йорк-Париж приводит к встрече земляков (Майлстоун — это просто Лёва Мильштейн из Кишинёва) и обещанием устроить Сергея Львовича на студию. Друзья, знакомые, рестораны и долгие хлопоты по новой визе увенчались успехом — виза получена.

1932 год

Встретив Новый Год в Берлине, по поручению Майлстоуна встретился с Анной Стэн на предмет её работы в Штатах, а 3 января 1932 провёл переговоры с Владимиром Набоковым для привлечения будущего нобелевского лауреата к работе над «стори» (то есть сценариями) для Голливуда. Потом в одиннадцатый раз Сергей Львович переплывает океан, и где-то до первых чисел апреля работает для Майлстоуна в Нью-Йорке. 5 апреля команда Милли (так все зовут Майлстоуна) в отдельном вагоне отправляется в Холливуд.

1933 год

Запись в дневнике С. Л. Бертенсона от 7 января гласит, что в связи с всеобщим экономическим упадком «Холливуд совершенно замер». Майлстоун решает ехать в Нью-Йорк и предлагает Сергею Львовичу место личного секретаря при нём, чему Бертенсон, безусловно, рад. В «Большом Яблоке» он ведёт литературную работу над «Курбовым» Эренбурга, пытаясь его «окиноматографичить», параллельно посещает старых знакомых: Зилоти, Леонтович, которая блистает на театральной сцене (через неё познакомился с Катриной Корнель), Санина и пр. В начале марта в Америке началась банковская паника, все расчёты Майлстоуна по открытию «нового дела» рухнули и команда отправилась обратно в Калифорнию.

В мае приходит сообщение о кончине родного брата Михаила.

1936 год

В феврале в дневнике С. Л. Бертенсона появилась запись о том, что в прошлом году он познакомился с Ильфом и Петровым, путешествовавшими по Америке. Упоминается о том, что студия купила у них сценарий «Честные люди».

1937 год

Бертенсон отмечает, что перестали приходить письма из СССР и он сам, соответственно, также воздерживается от отправки писем туда, чтобы не навредить адресатам на родине. В СССР — террор 1937 года.

Семья

Творчество

Литературные труды

  • К библиографии материалов о Гоголе. Опыт библиографического указателя гоголевской юб. лит-ры (1903),
  • П. А. Катенин (1909),
  • Сосницкий (1916),
  • Вокруг искусства (Голливуд, 1957).

Фильмография

Сценарист

Продюсер

Актёр

Признание и награды

Интересные факты

Библиография

Ссылки