Поиск
На сайте: 567987 статей, 285487 фото.

Армянская литература

АРМЯНСКАЯ ЛИТЕРАТУРА. ЛИТ-РА НА ДРЕВНЕ- И СРЕДНЕАРМЯНСКОМ. Памятники А. Л. могут быть подразделены на три разряда, соответственно трем периодам, различаемым в истории А. яз.: древнеармянскому («грабарному»), среднеармянскому и новоармянскому (см. «Армянский яз.»). Однако ввиду того, что памятники среднеармянской письменности являются большею частью

242

«грабаризованными», то есть находятся под влиянием древнеармянского яз. («грабара») в грамматическом, лексическом и стилистическом отношениях, они могут быть рассматриваемы совместно с древнеармянскими. Значение древнеармянской лит-ры по преимуществу национальное; тем не менее благодаря ей мы имеем возможность ознакомиться с теми произведениями греческой и сирийской лит-р, к-рые, будучи утрачены в подлинниках, сохранились в древнеармянских переводах. Далее особенно ценным является исторический отдел А. Л., заключающий богатый материал по истории Персии (начиная с аршакидского периода и кончая эпохою ислама), Византии, Грузии, арабского халифата, монголов и крестовых походов. Наконец следует отметить особенно тесную связь А. Л. с грузинскою (см.), благодаря чему выясняются взаимно известные историко-литературные факты той и другой (ср. работы акад. Н. Я. Марра, объединенные в серию, озаглавленную «Тексты и разыскания по армяно-грузинской филологии»). Наши сведения о составе древнеармянской письменности в высшей степени неполны: с одной стороны, мы почти ничего не знаем о лит-ой деятельности всего дохристианского периода истории Армении, т. е. до IV в. христ. эры; с другой — памятники А. Л., начиная с V в., нам также неизвестны в достаточной полноте — обстоятельство, находящееся, в значительной степени, в связи с гибелью многочисленных рукописей во время нашествий (арабов, монголов и др.), к-рым периодически подвергалась Армения. Однако и дошедший до нас рукописный материал далеко не приведен еще в надлежащую известность; обстоятельных каталогов рукописей (вроде каталога библиотеки венской конгрегации мхитаристов) еще не имеют многие А. книгохранилища.

О лит-ой деятельности, предшествующей V в. христ. эры, сохранились лишь отрывочные сведения; так мы знаем о существовании в древнейшей, языческой Армении официальных «Аннал», «Храмовых книг» и т. д. Известно нам и о существовании народной поэзии, а также групп народных певцов (рапсодов), продолжателями которых являются впоследствии так наз. «ашуги» (см.). Факт существования памятников письменности в дохристианскую эпоху находит себе косвенное подтверждение в известиях А. писателей об истреблении языческой лит-ры в первые годы принятия христианства; они же свидетельствуют о театральных постановках и т. д. — V в. христ. эры, получивший название «золотого века» древнеармянской лит-ры, является особенно знаменательным в истории Армении. Это был критический период в политическом отношении: персы свергли старую династию Аршакидов, и Армения подпала под власть византийских императоров и сасанидской Персии, с к-рою ей пришлось вести упорную борьбу в защиту

243

своей национальности. С другой стороны, этот полный борьбы и напряжения период ознаменовался высоким подъемом духовных сил страны. Месропом-Маштоцом был создан новый А. алфавит; были основаны новые школы. Для усовершенствования в науках и яз. (греческом, сирийском) молодых людей отправляли в Константинополь, Александрию, Антиохию и другие ученые центры того времени. Вернувшись на родину, они занялись переводом «Священного писания» и выдающихся сочинений с греческого и сирийского, преимущественно духовного содержания. Трудами этих «переводчиков» (как они называются в истории А. Л.) было положено начало национальному просвещению и созданию национальной лит-ры, прежде всего в целях эмансипации А. народа из-под культурного влияния сирийцев, под к-рым он находился со времени принятия христианства [в начале IV в.] и к-рое поддерживалось в политических целях Персией. Религиозный характер, к-рый приняла, начиная с V в., древнеармянская лит-ра, продолжал оставаться ее отличительным признаком и в последующие века вплоть до киликийской эпохи (см. ниже). Яз., выработанный писателями и грамматиками V в., остался образцом для всех последующих времен. Начиная с VI в., в лит-ой деятельности Армении наступает реакция: усиленную работу сменяет затишье, продолжающееся до водворения в VII в. арабского господства. Эта смена благотворно отразилась на А. образованности, положив конец притеснениям, к-рые чинила сасанидская Персия, всячески препятствовавшая по соображениям политического характера культурным сношениям Армении с греческим (византийским) миром. С восстановлением политической независимости Армении, во второй половине IX в., в стране начинает оживать лит-ая деятельность. В этот период, по примеру V в., возрождается и переводческая деятельность: начинают переводить не только с греческого и сирийского, но и с арабского. Значительная роль в лит-ых занятиях приходится на долю многих монастырей. Обладая богатейшими рукописными собраниями, они являлись очагами, в к-рых культивировалась наука и к-рые представляли собою как бы высшую школу в стране. Падение Багратидов, в результате сельджукского нашествия, и связанная с ним потеря самостоятельности вызывают массовое эмиграционное движение, гл. обр. в Киликию, где происходит новое зарождение, на исходе XI века, А. государственности. Киликийская Армения приходит в тесное соприкосновение с зап.-европейскими государствами, главным образом благодаря крестовым походам и обширным торговым сношениям с Венецией, Генуей и т. д. Под влиянием Запада вырабатывается своеобразная, приближающаяся к европейской, киликийско-армянская культура, лит-ра и образованность. Если в предыдущие

244

периоды А. Л. находилась под воздействием творчества византийских греков, сирийцев и арабов, то теперь присоединяется влияние латинского мира. Новые импульсы отражаются и на яз. Старый строй письменности, древнеармянский классический яз. (так наз. «грабар», т. е. «письменный») уже не может претендовать на исключительное господство в лит-ре и науке: наряду с ним приобретает право гражданства среднеармянский лит-ый яз., базирующийся на живой, народной речи того времени. Этот среднеармянский яз. становится основой зарождающейся лит-ры с ярко выраженным светским характером, в противоположность традиционной духовной письменности на древнеармянском яз. Так возникает напр. новый вид светской поэзии, являющейся как бы возрождением того древнейшего поэтического творчества языческой Армении, к-рое замирает в христианскую эпоху ее жизни (образчики среднеармянской лирики в русском переводе см. в сборнике В. Брюсова «Поэзия Армении», М., 1916). Среднеармянский яз. находит себе широкое применение, начиная с киликийской эпохи, как яз. научной лит-ры: на нем писались медицинские трактаты, памятники юридической лит-ры и т. д. К нему постоянно прибегали, когда имели в виду широкие круги населения. Так напр. мы имеем на среднеармянском многочисленные сборники наставительных рассказов, басен и т. д. (таковы так наз. «Сборники притч Вардана», прекрасно изданные, обследованные и переведенные акад. Н. Я. Марром). Иногда прибегали к среднеармянскому и историки. Весьма значительную часть древнеармянской лит-ры составляют памятники духовной письменности, как оригинальной, так и переводной: сочинения историко-богословского содержания; догматические трактаты и толкования на отдельные книги Ветхого и Нового заветов; труды полемические (между прочим, интересен трактат Езника Кохпеци, V в., в котором мы находим ценные данные относительно зороастризма) и агиографические (например биография составителя новой армянской азбуки Месропа, написанная в V в. Корюном); проповеди и слова, нередко образцовые с точки зрения ораторского искусства (напр. Иоанна Мандакуни, V в., Нерсеса Ламбронаци, XII в. и др.); произведения духовной поэзии (Григорий Нарекаци, X в., Нерсес Благодатный, XII в. и др.) и т. д. Отдельно заслуживает быть отмеченным обширный свод богослужебных канонов и гимнов, известный под наименованием «Шаракана», отдельные тексты к-рого принадлежат различным эпохам, начиная с V по XIV вв. (есть русск. перев. проф. Н. О. Эмина, переизданный проф. К. Костаняном в 1914). Далее весьма значительный отдел древнеармянской литературы, особенно ценный сравнительно с соответствующими отделами других

245

восточно-христианских лит-р, представляет историография, отличающаяся наиболее самостоятельным характером. «Главное достоинство А. летописцев, к-рое ставит их выше других азиатских летописцев, — строгая правдивость и беспристрастие» (проф. К. Патканов). Отличительной чертой, общей А. историкам, является слабое отражение в их произведениях внутренней жизни страны. К числу наиболее ранних, нам известных, древнеармянских историков принадлежат: Павстос Бюзандаци (т. е. Фавст Византийский), Лазарь Парпеци и Егише, повествование к-рых по истории Армении обнимает период с половины IV в. по конец V. Егише, более поэт, нежели историк, оставил высокохудожественный труд, посвященный национально-религиозной борьбе Армении с сасанидской Персией. Считавшаяся ранее работою V в. «История Армении» (русский перевод Н. О. Эмина, М., 1893; Г. Халатьянц, Арм. эпос в «Истории Армении» Моисея Хоремнского, М., 1896) горячего эллинофила, Моисея Хоремнского, в которой мы знакомимся с судьбами А. народа до падения аршакидской династии включительно, признается в настоящее время за труд более поздней эпохи (VII и даже VIII в.). В VII в. авторами исторических трудов являются Себеос (писавший о борьбе византийского императора Геракла с Персией) и др.: в VIII в. Гевонд оставил описание завоевания Армении арабами. Из историков X в. обращают на себя внимание: Моисей Каганкатваци (автор «Истории авган», т. е. кавказских албанцев, руск. перев. К. Патканьяна, СПБ., 1861), Фома Арцруни (историк дома Арцруни — одного из главнейших феодальных родов Армении) и Католикос Иоанн VI (автор «Истории Армении», доведенной до своего времени). В XI в. писали: Степанос Таронеци — автор «Всеобщей истории» и его продолжатель Аристакес Ластивертци. Из последующих историков должны быть главным образом отмечены: в XII в. — Матвей Эдесский («История» за время от 952 по 1136, заключающая подробности касательно первого крестового похода), Мхитар Анеци (подробная «История» Армении к-рого, за исключением незначительного отрывка, к сожалению, утрачена) и др.; в XIII в. — Вардан Бардзырбердци (автор «Всеобщей истории», заключающей интересные данные относительно монголов), Киракос Гандзакеци (оставивший «Историю Армении», ценную материалами по этнографии монголов), Смбат (автор хронографической истории Армении и Византии, начиная с 951), хронограф Мхитар Айриванеци, Степанос Орбелян (написавший «Историю области Сюник») и др.; в XIV в. — Хетум, прозванный «историком» (автор хроники за время от 1076 по 1307), и др. В XV в.

246

писали: Томас (Фома), Метцопеци (о Тамерлане и его преемниках) и др.; в XVII в. — Аракел Тавризский, оставивший описание одной из наиболее трагических эпох в истории Армении, а именно событий за первую половину XVII века. Древнеармянская ученая лит-ра обнимает преимущественно трактаты по философии, грамматике, риторике, математике, астрономии, географии, медицине и юридическим наукам. Из древнеармянских ученых особенно следует отметить переводчика и последователя Аристотеля — философа Давида Непобедимого [V в.] и энциклопедиста XI в. Григория Магистроса.

Библиография: Назарианц, Беглый взгляд на историю гайканской (т. е. А.) лит-ры до конца XIII столетия, «Учен. зап. Каз. университета», кн. 1, 1844; Его же, Обозрение гайканской письменности в новейшие времена, там же, кн. 2, 1846; Патканов Н. П., Очерк истории древнеармянской лит-ры, «Всеобщая история лит-ры» под ред. В. Корша, т. I, СПБ., 1880; Труды Зарбаналяна Г. (на А. яз.) и др.; Somal, Quadro della storia letteraria di Armenia, Venezia, 1829; Neumann H., Versuch einer Geschichte der Armenischen Literatur, Lpz., 1836.

Л. Мсерианц

НОВОАРМЯНСКАЯ ЛИТЕРАТУРА отличается от древне- и среднеармянской не только по содержанию, но и по языку, вернее по языкам, так как соответственно политическому раздроблению Армении в ней вырабатываются два литературных яз. — восточно-армянский и западно-армянский, а в связи с этим надлежит говорить уже о двух А. Л. нового периода [в частности XIX века]: восточно-А. Л. на лит-ом яз. русских армян и западно-А. Л. турецких армян. Последняя зарождается ранее первой, появляясь прежде всего в армянских колониях, главным образом в Венеции, где уже с самого начала XVIII в. существует религиозно-научное «братство мхитаристов» (см.), сделавшееся центром армянских филологических штудий и армянского книгопечатания; позднее, в XIX в., центром западно-А. Л. становится Константинополь.

ВОСТОЧНО-АРМЯНСКАЯ ЛИТЕРАТУРА [XIX в.]. XIX в. в культурной истории армянского народа можно характеризовать как период, когда церковь утрачивает свою руководящую общественную роль, а на смену ей выдвигается другая сила — национальная буржуазия, выросшая в колониях (Тифлис, Баку, Астрахань, Нахичевань н/Д., Москва), в руки к-рой и переходит руководящая роль в области лит-ых явлений; лит-ра принимает светский характер и становится выразительницей идеологии, чаяний и устремлений национальной буржуазии; при этом и здесь можно различить два периода: период возникновения крупной буржуазии [начиная с первой половины XIX в.] и период, когда на политическую арену выступает средняя буржуазия [конец XIX в.]; этот последний период собственно продолжается и вплоть до революции 1917, после к-рой социальный субстрат А. Л. совершенно меняется. Начиная с 1920, быстро растет новейшая, советская А. Л., резко

247

отличающаяся от своей предшественницы. Новая А. Л. за все время своего существования проникнута гражданскими устремлениями. Уже у первого представителя и родоначальника новой восточно-А. лит-ры, Хачатура Абовиана (см.) [?-1848], мы встречаем гражданские мотивы. Абовиан входил в тот круг передовых армянских интеллигентов, центром к-рого впоследствии [в 50-х и 60-х гг.] стал издававшийся в Москве журнал «Гюсисапайль» (Северное сияние). Редактором «Северного сияния» был близкий друг Абовиана, профессор-ориенталист С. Назарьянц, познакомивший через свой журнал армянского читателя с рядом переводов из русской лит-ры (напр. с Лермонтовским «Демоном» в переводе Садатяна) и зап.-европейских классиков. В «Северном сиянии» участвовал также Микаэл Налбандян — литератор, публицист и критик, находившийся в личном общении с Бакуниным (см.) и Герценом (см.); за политическую деятельность он был сослан в Камышин, где и умер (в молодых еще годах) в 1866. Творчество Налбандяна во многих отношениях отражает русские литературные явления: в своих критических статьях он находится под прямым влиянием Белинского (см.); знаменитое стихотворение «Свобода» написано в подражание Огареву (см.); и наконец в сатире «Мнения глупцов о просвещении» он перелагает на армянский быт и яз. Кантемировскую сатиру «К уму своему или на хулящих учение». Его публицистическое сочинение под названием «Земледелие», с идеями физиократов и мелкобуржуазных социалистов, пользовалось большим успехом среди молодежи. К кружку Назарьянца принадлежал и поэт-шестидесятник С. Шах-Азиз (см.) (ум. 1908 в Москве), представитель гражданского направления в поэзии и опять-таки русского лит-ого влияния; в творчестве С. Шах-Азиза отразились, с одной стороны, байронизм (главным образом в поэме «Скорбь Леона»), а с другой стороны, влияния Пушкина (см.), Добролюбова (см.) (под воздействием к-рого он в свою очередь написал свое «Милый друг, я умираю»), и особенно Некрасова (см.) (ср. перефразировку Некрасовского двустишия «Поэтом можешь ты не быть, но гражданином быть обязан» в словах Шах-Азиза «Прежде гражданин, а потом уже поэт»). Форму романа вслед за Абовианом развивает Перч Прошян [?-1907], к-рому принадлежит несколько бытовых романов (например «Сос и Вартитер», «Вопрос хлеба» и много др.), рисующих быт армянской деревни. К школе Абовиана принадлежит Х. Агаян, пользовавшийся популярностью в массах, и наконец крупнейший из романистов Армении Акоп Мелик-Акопян, более известный под псевдонимом Раффи (см.) [1835–1888]. В 60-х годах выступает на поприще драматурга

248

Габрэл Сундукиан (см.). Г. Сундукиан — по происхождению из буржуазной семьи. Получил высшее образование в Петербурге, после чего поступил на государственную службу в Тифлисе. Его первые пьесы, рисующие быт тифлисских армян, обращают на себя внимание современников, тем более, что он пишет не на лит-ом яз., а на тифлисском диалекте. Его герои и героини — тифлисские ремесленники, купцы, купчихи. Глубокое знание быта дает ему возможность выводить законченные образы. До высокого мастерства он дошел в своей пьесе «Пэпо» (существует два русск. перевода), в к-рой автор изобразил борьбу армянской буржуазии с бедным «кинто». Герой-бедняк Пэпо побежден: его везут в тюрьму. Но за побежденным остается моральная победа. Перу Сундукиана принадлежат и другие, проникнутые юмором и драматизмом пьесы («Хатабала», «Супруги», «Разбитый очаг» и др.). Смело можно сказать, что в А. Л. Г. Сундукиан занимает такое же место, как Островский (см.) в русской. Представителем реалистического романа следует считать беллетриста Александра Мовсесяна, писавшего и известного под псевдонимом Ширванзадэ (см.). Ему принадлежат например: повесть «Пожар на нефтяных промыслах», «Дневник приказчика», рассказ «Артист», романы — «Честь», «Намус» — из быта глухой Шемахи, «Хаос», посвященный Баку, и наконец заслуживающий большого внимания роман из жизни армянской интеллигенции «Арсен Димаксьян». Жанр реалистического романа и характерный для Ширванзадэ элемент психологического анализа также могут рассматриваться как результаты влияния русской лит-ры. Ширванзадэ также написал несколько театральных пьес. Если крупнейшим представителем прозы этого периода А. Л. считается Раффи, то соответствующей ему по значению фигурой в области поэзии, и отчасти прозы, является Рафаэль Патканиан [1830–1892]. Как и ряд других армянских поэтов его поколения (Додохиан и др.), Рафаэль Патканиан получил воспитание в Москве, в Лазаревском институте. Затем он учится в Дерптском университете и наконец снова в Москве. Здесь он организует литературный кружок под названием «Гамар-Катипа» (название составлено из инициалов трех участников кружка) и с 1855 издает пять книжечек «Поэтических и прозаических упражнений Гамар-Катипы». В них появляется его знаменитое стихотворение «Слезы Аракса», к-рым Патканиан и приобрел общенациональную известность. Путь его творчества является вместе с тем живой летописью тех надежд и последующих разочарований, которые связывались у армянской интеллигенции с русско-турецкой войной 1877–1878; последним аккордом здесь является сборник «Свободные песни», выпущенный в 1878. Здесь читатель встретит

249

слезы отчаяния и проклятия по адресу Европы, предоставившей армян во власть «кровавого султана», и в то же время призывы не терять мужества. Перу Патканиана принадлежат и прозаические произведения, часть к-рых в художественном отношении представляет большую ценность (написана на нахичеванском диалекте).

Из прочих поэтов, современников Патканиана, можно отметить Георга Додохяна, автора популярного стихотворения «Ласточка» (переведенного на русский язык два раза). К следующему поколению писателей, деятельность которых приходится на конец XIX века, принадлежат поэты: Ованнес Ованнисьян (см.) [1864–], Ованнес Туманьян (см.) [1869–1923], Аветик Исаакиан (см.) [1875–] и Александр Патуриан (см.) [1865–1916].

Если у Патканиана содержание довлеет над формой и форма не представляет чего-либо самоценного, то у Ованнисьяна пожалуй впервые в А. Л. замечается вдумчивое отношение к технике своего искусства; его размеры и рифма строго выдержаны и в то же время обнаруживают близость к первоисточнику армянской поэзии — к народной песне. Этот контакт с народной поэзией, обусловивший (в противоположность оторванным от родной почвы вышеназванным поэтам) подлинно национальный характер стихов Ованнисьяна, простирается и на содержание: Ованнисьян дал поэтическую обработку некоторым древнейшим преданиям и песням (напр. легенде о царе Артавазде); в результате этого некоторые стихотворения Ованнисьяна поются народом уже на правах безымянной песни. Не менее близок к народному творчеству и О. Туманьян, повторивший в своих стихах ряд сюжетов народного творчества (легенд, сказок и т. д.), притом в простой и общедоступной форме, стоящей на грани детской лит-ры. Эпические поэмы Туманьяна — «Ануш», «Давид Сасунский» — и некоторые другие приобрели широкую популярность. Иной характер носит поэзия Исаакиана, корни к-рой лежат скорее в лит-ых традициях Зап. Европы, с к-рой автор близко знаком, ибо провел много лет за границей. Это — представитель любовной лирики в А. Л.; Цатуриан же отражает влияние русской поэзии по преимуществу. Он выступал и как переводчик: им издана двухтомная антология из избранных пьес Пушкина, Лермонтова (см.), Некрасова, Кольцова (см.), Никитина (см.) и Плещеева (см.), и кроме того переводы из Тургенева, Мопассана и др. В начале XX в., именно в 1908, выступил со своим сборником «Грезы сумерек» молодой поэт Ваан Териан (см.) [1885–1920]; это крупнейшая величина, о чем достаточно говорит существование целой «школы Териана». В 1912 Териан выпускает второй сборник стихотворений, ярко отражающий расцвет творчества

250

поэта-лирика. Териан обнаруживает высокое поэтическое мастерство, превзойдя всех своих предшественников. В последние годы жизни он написал ряд стихотворений, в к-рых отразились его настроения как большевика. Териан стоит на грани двух эпох. Через него А. Л. переходит к современному ее состоянию. Его язык и стиль передаются молодому поколению советских поэтов. Между современной, советской и дооктябрьской А. Л. — огромная пропасть. Доминирующими мотивами в дооктябрьской А. Л. были: индивидуализм, шовинизм и национализм. Октябрьская революция произвела необычайный перелом в А. Л. Лишь после Октября начинает свое летоисчисление пролетарская ветвь А. Л. Среди пролетарских писателей ряд литераторов с дооктябрьским лит-ым стажем. К этой группе относятся: Егише Чаренц (см.), Арази (см.), Азат Вштуни (см.), Геворк Абов, Анушаван Вартанян. Из молодых пролет. писателей выдвинулись: Алазан (см.), Аракси, М. Армен, Овик Меликян, Ануш, Н. Дабагян и др. С революционными поэмами выступил Егише Чаренц («Обезумевшие массы», «Сома» и т. д.). В них Чаренц воспевает Октябрьскую революцию. В дальнейшем он переходит также и к прозе: сатирическая повесть «Страна Наири», «Капказ». В 1922 начинает выходить орган пролетарских писателей советской Армении «Мурч» (Молот), вокруг к-рого объединяются молодые пролетарские писатели. Влияние русской «Кузницы» в произведениях армянских пролетарских писателей первого периода [1922–1925] выразилось в космизме, а влияние русского революционного футуризма — в оформлении материала. В дальнейшем пролетарской лит-ре советской Армении удалось одолеть трудности и стать на путь пролетарского реализма. В последних работах пролетарских писателей Армении мы уже видим некоторые достижения. Гражданскую войну в Армении пытается в стихотворной форме отобразить Наири Зарян в поэме «Ноябрьские дни», в прозе — пролетарские писатели: Абов в своих рассказах, Алазан — «Руководитель», Аракси — «Вода эта течет по своему руслу», Овик-Меликян — «Сборник рассказов», а также Аксель Бакунц дают картины борьбы нового и старого быта в армянской деревне. Особняком стоит творчество Азата Вштуни, автора удачных картин народов угнетенного Востока (сборник поэм «Восток в огне»).

Из старых литераторов, живущих и работающих в советской Армении, надо отметить романиста и драматурга Ширванзадэ и поэта Аветика Исаакиана. Ширванзадэ написал пьесу «Кум Моргана» из жизни эмигрантов Армении. Ширванзадэ и Исаакиан входят в лит-ую организацию «Общества армянских писателей». Сравнительно недавно образовалось объединение

251

писателей-попутчиков. Среди последних выделяются произведения Дереника Демирчяна, Степана Зоряна (см.), Тотовенца. Заслуживают внимания произведения «Знакомые», «Земля», «Машина» Д. Демирчяна (рассказы из эпохи войны), «Председатель ревкома», «Библиотекарша» — повести Степана Зоряна, и сатира на националистов «Доктор Бурбонян» Тотовенца.

ЗАПАДНО-АРМЯНСКАЯ ЛИТЕРАТУРА. Характерным отличием западно-А. Л. от ее восточной сестры является, с одной стороны, оторванность от родной почвы, обусловленная тем, что творчество западно-армянских писателей протекало почти исключительно в колониях за пределами Армении — в Константинополе, Смирне и Зап. Европе, а с другой стороны тем, что на лит-ру турецких армян оказывала влияние уже не русская лит-ра, а преимущественно французская и отчасти итальянская. Корни западно-А. Л. лежат, как мы уже указывали, в деятельности мхитаристов. Из рядов мхитаристов выходят первые западно-армянские поэты: Арсен Багратуни [1790–1866] и Гевонд Алишан [1820–1901]. Их нельзя однако считать характерными для ново-А. Л., скорее они стоят на грани средне- и ново-А. Л.; в творчестве Алишана напр. много религиозного элемента: гимнов, молитв и т. д., то есть еще отсутствует типичный для новой А. Л. чисто светский характер поэзии. Истинными основателями «константинопольской» лит-ой школы нужно считать двух поэтов уже XIX в., это — Мкртич Пэшикташлян [1828–1868], ученик Алишана, и Петрос Дуриан [1851–1872]. Несмотря на то, что у последнего мы наряду с лирикой встречаем и несколько драм, он ценен именно как лирик. Темы, вдохновлявшие поэтов, здесь до известной степени те же, что в восточно-армянской поэзии, т. е. важнейшее место принадлежит националистическим мотивам. Зато есть крупные различия в отношении формы: если первые поколения восточно-армянских поэтов зачастую пренебрегали формой и вообще стихотворной техникой, то «константинопольская школа» обращает на вопросы поэтической формы сугубое внимание, в чем вполне естественно видеть результат постоянного влияния французской лит-ры. Из других представителей «константинопольской школы» можно назвать мхитариста Галфаяна (Хорен Нарбей, 1831–1892) и Ачемьяна [1838–], и из более поздних — Воскапиана, Руссиньяна и наконец из «смирнской школы» — Мамуриана, Отиана, Дэмирчибашьяна. Из позднейших заслуживают внимания: Чобаньян, поэт и ученый [1872–], работающий ныне во Франции, поэтесса Сибиль (в Константинополе), поэт Даниэл Варужан; из беллетристов: Шишманян (псевдоним Дзеренца), Арпиарян,

252

Зохраб и писательница Дюсаб, а также сатирик А. Паронян («Национальные тузы», «Дневник Хасоса», «В кварталах Константинополя»). Произведения Пароняна рисуют константинопольскую армянскую буржуазию, подобно тому как ее изображали Патканиан и Сундукиан. Тип «Хасоса»-буржуа является мишенью для едкого сатирика. Западно-А. Л., давшая в свое время видных армянских писателей, в настоящее время, в результате войны 1914–1918, почти совершенно заглохла.

Библиография

Веселовский Ю., Армянская поэзия XIX в. и ее происхождение, «Русская мысль», 1901, кн. 12; Макициан И., Очерк А. Л., «Сборник А. Л.» под ред. М. Горького, Л., 1916; Поэзия Армении с древнейших времен и до наших дней, под ред. В. Брюсова, М., 1916; Веселовский Ю., ст. в сб. «Армения», М., 1916.


Статья основана на материалах Литературной энциклопедии 1929—1939.