Поиск
На сайте: 566853 статей, 285487 фото.

Барышня и хулиган (фильм, 1918)

Рейтинг фильма:0Онлайн:
SMS:  
Барышня и хулиган
'
Учительница рабочих
{{{Image}}}
Жанр драма
Режиссёр Евгений Славинский
Владимир Маяковский
Продюсер
Автор
сценария
Владимир Маяковский
В ролях Александра Ребикова
Федор Дунаев
Владимир Маяковский
Оператор Евгений Славинский
Художник Егоров, Владимир Евгеньевич
Композитор Ю.Буцко
Кинокомпания «Нептун»
Длительность 36 мин.
Бюджет
Страна СССР
Год 1918
Кассовые сборы
Сборы в США
Cборы в мире
Cборы в РФ
Зрители
Релиз на DVD в CША
Релиз на DVD
Релиз на Blu-Ray
Ограничение
Рейтинг MPAA
Приквел
Сиквел
IMDb ID 
Рейтинг фильма
( 0 оценок )
Никто не голосовал
  

«Барышня и хулиган»кинофильм 1918 года. Чёрно-белый фильм. Фильм перешёл в общественное достояние. Для любой зрительской аудитории.

Содержание

Сюжет

Недавно в качестве режиссера дебютировал оператор фирмы Е. И. Славинский… Теперь следующей постановкой нового режиссера будет картина по роману д’Амичиса «Учительница рабочих». В картине участвует А. В. Ребикова и писатель-футурист В. Маяковский.

КГ. 1918. № 8. 13

Посреди пустыря стоял обычный в то время застекленный со всех сторон павильон для съемок. Он был похож на сарай. Возле него находились подсобные помещения. На пустыре было пустынно и тихо. На площадке перед входом в павильон были разбросаны детали декораций, и на них сидели и скучали три или четыре человека. Они были в гриме. Очевидно, это были какие-то актеры, и мы попали в перерыв съемок какого-то фильма. Мы подошли к этим людям и спросили: — Что здесь снимают? Один из них, который сидел к нам спиной, обернулся, сверкнул неповторимым взглядом внимательных черных глаз. С удивлением я увидел, что это Маяковский, но еще более удивился, когда заметил, что он тоже в гриме. Он объяснил, что тут идет съемка картины «Барышня и хулиган» по его сценарию. Маяковский в кино! Мне, как художнику и директору студии, было очень интересно посмотреть, в каком плане ведется съемка. С разрешения Маяковского я поспешил в павильон. Но там ничего особенного не было: осветители меняли места «юпитеров», реквизиторы расставляли самые обыкновенные вещи в самых обыкновенных декорациях. Никакого футуризма! Никакого кубизма! Маяковский понимал, что искусство кино имеет свои законы, что оно — новое слово в эстетическом творчестве человека и что словом этим надо научиться владеть… Е. Иванов-Барков, 1971—194 В ателье «Нептун» была продемонстрирована картина с участием футуриста В. Маяковского, который произвел очень хорошее впечатление и обещает быть хорошим характерным киноактером. Остальные исполнители слабы.

РиЖ. 1918. № 23

Спасаюсь кинемо. Переусердствовал. Глаза болят как сволочи. Кинематографщики говорят, что я для них небывалый артист. Соблазняют речами, славой и деньгами.

В.Маяковский —Л. Брик, 1918. В: Яигфелъдт Б. Любовь это сердце всего. В. В. Маяковский и Л.Ю. Брик. Переписка. М., 1991. 53—54

Опыт предыдущей сценарной работы (18 год) «Мартин Идеи», «Учительница рабочих» и др. — показал мне, что всякое выполнение «литераторами» сценариев вне связи с фабрикой и производством — халтура разных степеней.

В. Маяковский. Ответ па анкету журнала «Новый зритель». 1926. № 35

2-й и 3-й сценарии — «Барышня и хулиган» и «Не для денег родившийся» — сентиментальная заказная ерунда, переделка с «Учительницы рабочих» и «Мартина Идена». Ерунда не тем, что хуже других, а что не лучше. Ставилась в 18 году фирмой «Нептун».

В. Маяковский, 1940. 306

Очень щепетильный ко всем мелочам павильонной жизни, Владимир Владимирович как актер мог служить образцом для всех актеров, являясь всегда без опозданий на съемку в своем несложном костюме бесшабашного уличного дебошира. Этот костюм придумывали сообща, и получилось неплохо: в нем Владимир Владимирович чувствовал себя свободно и внешний вид был не очень хулиганистый. Перед началом постановки он просил меня быть с ним строгим и требовательным, обещал безоговорочное подчинение режиссеру. Но все же иногда вносил поправки в мизансцены. Эти поправки всегда, как правило, вели к лаконичности, простоте и ясности, протестовать против них не было возможности. Вообще же он был послушен, внимателен, и все съемки у нас прошли без трений. Маяковский, не будучи актером, держался перед аппаратом великолепно: был спокоен, быстро и непринужденно схватывал подсказывания режиссера во время съемки, знал и ровно вел свою роль. Вообще в его игре чувствовалась естественность и отсутствие позирования. Был нетороплив и мягок в движениях и помнил о границах кадра. Репетировать с ним много не требовалось. Гримироваться не любил. По нашему соглашению он лишь слегка оттенял глаза и подпудривался. Всегда жизнерадостный, увлекающийся, веселый, Владимир Владимирович зажигал и других участников съемки, поднимая настроение и усиливая интерес к созданию фильма.

Е. Славинский, 1940-1. 2—4

Довольно долгое время в моем архиве сохранялась небольшая книжечка, вышедшая в издании общедоступной библиотеки. Поля этой книжечки были исписаны, часть текста зачеркнута. Кое-где на полях и на желтой обложке имелись рисунки, чертежи, схемы будущих кадров. То была книжка с произведением итальянского писателя д’Амичиса «Учительница рабочих». Не принес мне вместе с надписями, помарками и пометками Владимир Маяковский. Это и был, по существу, сценарий нашего будущего фильма. Мы посидели вместе, посовещались, начали составлять монтажный лист. Маяковский во время обсуждения вносил новые предложения, подчас необычные для кинематографии тех лет. Ему нравилось то, что я выслушивал его внимательно и во многом соглашался с его мнением. Режиссер другого его фильма не желал считаться даже с ценными замечаниями «какого-то футуриста». В то время на кинофабриках существовала своеобразная установка: сценаристов на съемку их картин не пускали. Чего доброго начнут вмешиваться, протестовать против внесенных режиссером, а подчас и хозяином или хозяйкой поправок к их первоначальному сюжету. Но в данном случае сценарист являлся исполнителем главной роли, к тому же то был Владимир Маяковский, поэт, которого я глубоко уважал, с которым был дружен. В знак своего доброго отношения Владимир Владимирович подарил мне в дни съемок инсценировки «Мартина Идена» свою книгу «Облако в штанах», снабдив ее теплой надписью. Итак, маленькая книжечка д’Амичиса, вдоль и поперек исписанная и исчерканная Маяковским, стала нашим сценарием для постановки «Учительницы рабочих». Правда, не окончательным. Перед началом каждого съемочного дня Владимир Владимирович сообщал мне свои новые мысли и предложения, но для того, чтобы реализовать их полностью, нужно было располагать временем. Нам же дали на всю постановку картины едва ли больше недели. Снимать приходилось день за днем, подряд, без передышки. Фабрикант не потерпел бы простоя. Между тем поправки, вносимые моим необычным актером в мизансцены, всегда вели к лаконичности, простоте и ясности. Возражать против них не приходилось. Перед началом съемочного дня мы сообща делали монтажный лист и приступали к работе. Картина «Барышня и хулиган» была снята в основном на территории ателье, где имелись пруд, лужайка, сад. Некоторые сцены надо было разыграть на фоне невзрачных улиц заштатного городка. Для этой цели не понадобилось возводить декораций, не пришлось совершать далеких выездов из Москвы «на натуру». Достаточно было выйти за ворота ателье. Тот же Самарский переулок и прилегающие к нему Екатерининские улицы с их деревянными домишками, с незамощенными мостовыми послужили нам фоном. Ряд сцен появления хулигана па улицах мы сняли в районе, где находилось ателье, и на территории нынешнего парка ЦДКА. Маяковский ввел в фильм сцены, о которых в повести нет упоминаний. Им был придуман эпизод в трактире, где охмелевшему хулигану представляется видение — проходящая через толпу учительница. В сцене «хулиган в трактире» есть такой штрих. Половой подает хулигану пиво, ставит перед ним стакан. Исполнитель роли хулигана Маяковский берет стакан внимательно осматривает его внутри и снаружи. Это был присущий ему жест. Владимир Владимирович отличался брезгливостью, чистоплотностью, был исключительно опрятен. Декораций для постановки фильма «Барышня и хулиган» почти не изготовляли. Обходились все больше уголками. Один уголок изображал комнату учительницы, другой — школу, третий — кабинет директора или комнату, где умирал герой фильма. Кстати, единственный спор с Маяковским во время съемок этой картины произошел у нас из-за концовки. По д’Амичису, умирающий хулиган разрешает любимой девушке допустить к нему священника. Маяковский вымарал священника. Но по настоянию дирекции священник в конце фильма все же появился. Впоследствии, когда фильм стал часто демонстрироваться на советском экране, эту концовку убрали, а название «Барышня и хулиган» заменили первоначальным — «Учительница рабочих». Когда в 1921 году я приехал с фронта, здесь еще шла в кинематографах эта картина. При первой же встрече с Маяковским он сказал мне: «А ведь барышню-то нашу с хулиганом до сих пор накручивают!»

Е. Славинский, 1940-II. 50—58

В то время местом моей основной работы была первая студия Московского художественного театра. У меня, как и у всех наших студийцев, занимавшихся со Станиславским и Вахтанговым, выработалось строгое отношение к себе, к работе в театре и в кино. Для меня вопрос о партнере не был безразличен. Мне было страшновато: каким-то партнером окажется этот новый в кино человек, да еще со славой поэта-скандалиста? Но опасения оказались напрасными. Несмотря на то, что Владимир Владимирович часто балагурил и по-ребячьи веселился в перерывах между съемками, партнером он оказался настоящим. В нужные моменты у него (в гораздо большей степени, чем у иных профессионалов) был настоящий сценический серьез, настоящие живые человеческие глаза и настоящее общение с партнером.

А. Ребикова, 1940. 48—49

Мне пришлось держать в руках пленку одного фильма с участием поэта — «Барышня и хулиган». «Сентиментальная заказная ерунда» — так определял сам Маяковский этот фильм. Владимир Маяковский снят в этом фильме 1918 года крупным планом, почти без грима, и это единственное очень схожее кинематографическое изображение поэта тех лет. Мне хотелось один кадр использовать в своем фильме «Великий путь», но руководство Совкино не разрешило. Получилось, что они больше моего пеклись о том, чтобы не нарушить документальность фильма, показывая Маяковского в роли. А по правде говоря, им не хотелось, чтобы в фильме к десятилетию Великого Октября был помещен кинопортрет Маяковского, которого они не понимали и боялись.

Э.Шуб, 1972. 111

Он играл без грима и не очень нравился Антику. Когда хозяин спорил с Маяковским, тот хладнокровно отвечал: — Вы знаете, я могу в крайнем случае писать стихи.

Шкловский В. За 60 лет. М., 1985. 148

Была у Владимира жизнь кинематографическая. Он писал сценарии. Сам играл. Ленты сохранились. Снимался Маяковский в сентиментальной вещи «Учительница рабочих» («Барышня и хулиган»). Вообще во всех лентах он исправлялся. Фирма, в которой он работал, называлась «Нептун». Просмотры были в «Метрополе». Там, где сейчас городская станция. Ссорясь с предпринимателем, Владимир говорил: — Вы не думайте, я ведь не только актер, я могу и стихи писать.

В. Шюювский «Случай па производстве» — Шкловский В. Гамбургский счет. Статьи. Воспоминания. Эссе (1914—1933). М., 1990. 436



Рецензии

В ролях

Издания

Интересные факты

См. также

Ссылки