Поиск
На сайте: 686233 статей, 310781 фото.

Набат (фильм, 1917)

Рейтинг фильма:0Онлайн:
SMS:  
Набат
'
'
{{{Image}}}
Жанр драма
Режиссёр Евгений Бауэр
Вера Попова
Антонина Ханжонкова
Продюсер Александр Ханжонков
Автор
сценария
Евгений Бауэр
В ролях Александра Хохлова
Вера Каралли
Николай Радин
Вячеслав Свобода
Михаил Нароков
Оператор Борис Завелев
Художник Лев Кулешов
Н. Белий
Композитор
Кинокомпания Акционерное общество "А. Ханжонков и Ко"
Длительность
Бюджет
Страна Россия
Год 1917
Кассовые сборы
Сборы в США
Cборы в мире
Cборы в РФ
Зрители
Релиз на DVD в CША
Релиз на DVD
Релиз на Blu-Ray
Ограничение
Рейтинг MPAA
Приквел
Сиквел
IMDb ID 
Рейтинг фильма
( 0 оценок )
Никто не голосовал
  

«Набат» — художественный кинофильм

Содержание

Сюжет

Картина принадлежит к ряду современных «социалистических драм», возрожденных к жизни интересами момента и отпадением цензурных стеснений. Растянутая на протяжении 8 актов кинопьеса «Набат» передает несколько параллельных жизненных мотивов, из которых каждый может сам по себе СЛУЖИТЬ сценарием для отдельной картины. Мы имеем в виду историю Николая Стратонова как набросок борьбы социализма и капитализма, роман главной героини — княжны Орловской, наконец, драму ее брата — Игоря Орловского.
Соединены эти три мотива в сложной, но вполне удачной комбинации, вмещающей при этом немало и кинематографических эффектов — волнения рабочих, пожар на заводе, мартовские дни в Петрограде и многое другое.

Пр. 1917. № 7/8. 11

Ежегодно ателье, в котором работает режиссер Е. Бауэр, мобилизует свои художественные и материальные силы для создания монументальной картины, выявляющей лик ателье, его художественный стиль, размах его творческих достижений, завоевания техники. В прошлом году была показана картина «Жизнь за жизнь», в этом году ателье выступило с «Набатом». Нам пришлось смотреть «Набат» не в окончательной редакции; с публичным просмотром явно поторопились, и картина много проиграла от растянутости первых четырех частей и непонятных скачков и сокращений в последних частях. Неладное было и в надписях. Мы уверены, что смонтированный окончательно экземпляр даст нужное впечатление и колоссальная работа найдет должную оценку у широкой публики. Но для критики просмотр первой полной редакции картины — истинное наслаждение и большой материал для суждений. Самые ошибки, легко устранимые ножницами и связующей надписью, вскрывают перед нами корни творчества режиссера и приобщают счастливого зрителя к процессу работы. Е. Бауэр самый плодовитый из русских кинематографических режиссеров. Он выбрасывает на рынок миллионы метров картин, на которых стоит печать его декоративного таланта и подлинно светотворческого метода работы. Он решительно эмансипировался от засилья чисто театральных приемов, чем страдают все русские кинорежиссеры, и по справедливости может считаться, вместе с Я. Протазановым, зачинателем нового вида искусства — русского светотворчества. Этим мы нисколько не хотим умалить значения других талантливых кинорежиссеров, мы отмечаем лишь наибольшую типичность вышеназванных художников экрана. Можно много спорить о характере той красивости, которой насыщает свои павильоны Бауэр, но мы должны признать, что он имеет свой собственный стиль, умеет сохранить его в сотнях картин, хочет всегда быть самим собой. Главное и отличительное свойство декоративного дара Бауэра — это гармония черных и белых пятен, в этом его сила, здесь он пока не превзойден. И в этом смысле «Набат» — типичная «бауэровская» картина, пышная, красивая кино-фреска, гармонично мелькающая на экране, ритмичная, чарующая глаз. Павильоны, сооруженные г. Бауэром для своей картины, как всегда, монументальны, изобилуют множеством красивых деталей, слегка штаны по архитектуре, замысловаты, модернизированы.
Нам мало понравился готический кабинет миллионера-фабриканта, скорее похожий на собор, чем на жилое помещение. Но вестибюль в том же доме безукоризнен по красоте линий и строгости планов. Теперь мы подходим к тому, что может считаться провалом Бауэра в этой картине, — к попытке художника дать натуру в павильоне. Мы отнюдь не хотим этим сказать, что подобные попытки бесцельны; наоборот, натура в павильоне вполне возможна — вспомним павильоны В.Е. Егорова или ночную улицу с кабачком в картине г. Уральского «Тайна исповеди». Попытка г. Бауэра потерпела крах главным образом потому, что он не сумел осветить кропотливо слаженных массивов, что он строил натуру слишком по-театральному.
Прекрасно удались Бауэру сцены, снятые на заводе; пожалуй, это лучшее, что нам приходилось видеть за последнее время. Возможность с помощью привезенных «юпитеров» осветить чудовищные машины открывает широкие перспективы перед русской светописью, и мы приветствуем смелую попытку г. Бауэра. Чудесно удалась натура. Эпизод с гномом, мало понятный в общей концепции сценария, превосходен по изысканной, сочной фотографии и насыщен красотой и вкусом.
Состав исполнителей — концертный; г-жа Каралли несколько злоупотребляла первыми планами (конечно, это вина не артистки, а режиссера), но в общем фигура раскаявшейся авантюристки вышла у нее интересной. Г-жа Баранцевич очень мила в роли дочери фабриканта. Великолепен г. Хохлов. Внешние данные молодого артиста позволяют видеть в нем будущего премьера-героя. Русская кинематография застыла на премьерах-любовниках, и нам радостно отметить прекрасную возможность для ателье выдвинуть, в противовес установившемуся шаблону, артиста с данными, бесспорно напоминающими данные «короля экрана» — Гаррисона. На этот раз, в несколько торопливой и не совсем свойственной артисту роли, г. Хохлов не показал всех возможностей, какие даны ему, но мы надеемся, что ранг молодого артиста отныне установлен и мы вправе ожидать в будущем очень интересных его выступлений. Прекрасным характерным актером экрана показал себя г. Нароков. Интересен талантливый г. Радии. Но и г. Нароков, и г. Радии — гастролеры в кинематографе, и чувствуется, что душа их больше в театре, чем в ателье. Г. Свобода, за последнее время довольно часто выступающий на экране, заметно освоился с техникой и ласкал глаз изяществом и мягкостью жеста. Занятен г. Стрижевский в эпизодической роли гнома. Беглая оценка наша, конечно, далеко не исчерпывает той колоссальной работы, которая проделана могучим коллективом ателье, тесным содружеством артистов, художников, техников, под общим руководительством г. Бауэра, который, не насилуя сотрудников, умеет легко и мягко создать монументальную кино-фреску, насыщенную единой волей режиссера.

В. Ахрамович. — ТГ. 1917. № 15. 16

Сюжет драмы весьма примитивный, растянутый на восемь частей, и ее постановка — наспех, без должного тщания, оставляют желать лучшего. В постановке нет цельности, отсутствует общий стиль, обстановка громоздка и слишком бутафорская, декорации написаны плохо, а местами карикатурно. Неизвестно, зачем к сценарию приклеены сцены рабочего движения последних месяцев, ничем не связанные с общим течением драмы.

АиЗ. 1917. № 2. 31-32

Одной из неоправдавшихся установок Бауэра была идея снимать картины, «не выходя из студии». Чтобы все места съемки воспроизводились декоративно. Опытом такой постановки была картина «Набат» по сценарию, переделанному из какого-то романа Вернер. Правда, для глаза это было приятно. В картине этой я не снимался, но ясно помню горную тропинку, созданную нашими художниками, и двор завода за окном кабинета владельца. Первая была картинкой, вторая — превосходным макетом. Фильм не удался в целом. Неудача эта механически осудила и декоративный опыт.

И.Перестиани, 1962. 258

В 1916 году в возрасте семнадцати лет. Кулешов был принят художником на фабрику акционерного общества «А. Ханжонков и К°». По тем временам это было одно из самых больших предприятий кинематографического производства. Кинофабрика (как тогда называли киностудию) помещалась на Житной улице. Во дворе ее находился павильон с застекленными стенами и потолком, в котором происходили все съемки. После национализации кинематографических предприятий фабрика стала одной из съемочных баз Госкино и называлась Первой фабрикой Госкино. Позже в этом стеклянном павильоне мы снимали некоторые сцены для фильма «Луч смерти». Первой большой постановкой Кулешова, выдвинувшей его как художника на видное место в кино и сделавшей его имя известным, была снятая осенью 1916 года картина Е. Бауэра «Набат». Это была значительная постановка и для Бауэра, отличавшаяся от предыдущих его работ прогрессивным содержанием и масштабами съемок. Мне она памятна еще и тем, что это была одна из первых картин, в съемках которой я принимала участие как актриса. Но с Кулешовым познакомиться мне тогда не пришлось.

А.Хохлова, 1979. 43-44

Бауэр выразил желание приняться за какую-нибудь большую, исключительную постановку и просил подыскать ему соответствующий сценарий. Пока шли поиски, он сам предложил инсценировать роман Вернер «Большой дорогой» в масштабах рекордной картины. ПОЛУЧИВ согласие, Бауэр решил ставить картину не экспромтом, как всегда, а по строго обдуманному плану. Декоративный цех получил детальные эскизы для грандиозных декораций, мебельный цех принял заказ на подбор и изготовление гарнитуров, с артистами начались проработки ролей и предварительные репетиции. Работа кипела, все заказы Бауэра для «Вольной дороги» исполнялись на фабрике вне очереди. Так хорошо у пас не ставилась ни одна картина. Но, как это ни странно, картина, несмотря на хороший состав исполнителей вышла неудачной, скучной, какой-то засушенной. После первого же закрытого просмотра, в присутствии главных участников постановки и дирекции, Бауэр, совершенно убитый своей неудачей, попросил исполнить еще одну его просьбу — последнюю по этой постановке: не выпускать ее в свет. Картина была положена на полку. Но память о «Вольной дороге» осталась, и к тому же недурная, так как картина все-таки была выпущена в свет.
Произошло это таким образом: когда Бауэр окончательно отрекся от своего незадачливого творения, заведующая художественной частью пострадавшей фабрики А.Н. Ханжонкова и В.А. Каралли, исполнявшая главную роль, решили использовать дорогостоящий материал. Они привлекли к работе В.Д. Попову, исполняющую должность помощника директора фабрики по монтажному отделению, и к существующим сценам начали подыскивать новые толкования. И вот после коренного перемонтажа картина с новым текстом надписей была выпущена под названием «Набат». Несмотря на обострившуюся конкуренцию, «Набат» прошел с успехом.

А.Ханжонков, 1937-1. 100—102

Вместе с творческими приемами в постановках, в операторской работе и игре актеров накапливались разнообразные Методы и приемы монтажа. От отдельных, разноплановых сцен перешли, наконец, и к определенному чередованию планов внутри каждой сцены. Смена планов в сценарии не прорабатывалась и, как правило, являлась результатом творческой фантазии режиссера во время съемок. При постановках «боевиков» сцены снимались целиком разными планами в два, а иногда и более аппаратов одновременно. Приходилось уже во время монтажа комбинацией различных планов добиваться от сцены максимума впечатляемости. Много труда и времени потребовал монтаж фильма «Набат», сцены которого дублировались в различных планах, и приходилось выборкой наиболее выигрышных моментов у каждого дубля составлять нужную сцену. И все же «Набат», несмотря на грандиозную и длительную постановку (более месяца), несмотря на участие крупных актеров, режиссеру Бауэру не удался.
Картина вышла скучной, растянутой и грозила «полкой». Е.Ф. Бауэр был в отчаянии. В.А.Каралли ходила сама не своя. И вот, после размышления, А.Н. Ханжонкова привлекла меня к перемонтажу фильма. Сюжет был переделан заново, героев наделили новыми чертами характера, и в конце концов получился недурной фильм о разногласиях и борьбе в промышленных и политических кругах кануна февральской революции.

В.Ханжонкова, 1946. 15 — 16


Рецензии

Фильм в своё время произвёл определённый шум в обществе, но сегодня не представляет интереса даже для любителей смотреть онлайн фильмы. --Okman 16:31, 19 февраля 2012 (GST)

В ролях

Издания

Интересные факты

См. также

Ссылки