Поиск
На сайте: 686231 статей, 310778 фото.

Немые свидетели (фильм, 1914)

Рейтинг фильма:0Онлайн:
SMS:  
Немые свидетели
'
'
{{{Image}}}
Жанр Драма
Режиссёр Евгений Бауэр
Продюсер Александр Ханжонков
Автор
сценария
Александр Вознесенский
В ролях Дора Читорина
Александр Херувимов
Александр Чаргонин
Эльза Крюгер
Андрей Громов
Оператор
Художник
Композитор
Кинокомпания АО «А.Ханжонковъ и Ко»
Длительность 70 мин.
Бюджет
Страна Россия
Год 1914
Кассовые сборы
Сборы в США
Cборы в мире
Cборы в РФ
Зрители
Релиз на DVD в CША
Релиз на DVD
Релиз на Blu-Ray
Ограничение
Рейтинг MPAA
Приквел
Сиквел
IMDb ID 
Рейтинг фильма
( 0 оценок )
Никто не голосовал
  

«Немые свидетели» — кинофильм 1914 года. В ролях: Дора Читорина, Александр Херувимов. Чёрно-белый фильм. Для любой зрительской аудитории.

Содержание

Сюжет

Когда за Варей, служившей горничной в доме Кострицыных, пришел ее муж и взял обратно в деревню, на ее место поступила шустрая, развитая Настя, дочь швейцара. Миловидная девушка с грациозными манерами привлекла внимание молодого Кострицына, который с удовольствием смотрел в ее свежее личико. Сама того не замечая, Настя увлеклась красивым барином и с обожанием глядела на него, забывая, что своим взглядом она выдает сокровенную тайну сердца. Однажды Кострицын во время отсутствия матери заболел и Насте пришлось ухаживать за ним. В один из вечеров, когда Кострицын просил Эллен, которой он безумно увлекался, заехать навестить его, больного, молодая девушка, из кокетства, или просто из желания помучить влюбленного в нее человека, явилась в сопровождении блестящего светского денди, барона фон Ререна. Холодно простившись с Кострицыным, Эллен уехала вместе с бароном. Кострицын остался один, обозленный, расстроенный… Но милый облик Насти, так доверчиво глядевшей в его глаза, старавшейся угадать его желания, привлек его внимание. Обняв хрупкую талию девушки, он властным движением запечатлел на ее губах горячий поцелуй. С этого дня Настя стала любовницей Кострицына. Она жила как в чаду… Любовь ее росла с каждым днем… Жизнь казалась ей прекрасной… Даже взгляд отца-старика, ясно показавший ей, что для него тайна — уже не тайна, мало тревожил ее… Но счастье Насти было непродолжительно. У Эллен с бароном произошел разрыв… Барон и не думал жениться на ней… Она обманулась в своих ожиданиях… И… вернулась к Кострицыну — такая же обольстительная и по-новому ласковая и нежная… А Кострицын от одного ее обещающего взгляда забыл мир и в этом мире маленькую робкую Настю… Настю, которая со слезами на глазах подавала и одевала галоши Эллен и потом плакала на груди старика отца в маленькой его каморке под лестницей… Потянулись для Насти тяжелые дни… Помолвка Кострицына и Эллен… возвращение к свадьбе его матери из Крыма… Наконец появление в доме новой хозяйки — Эллен, уже жены Кострицына… Настя все терпела, все сносила… Она не уходила с места, и ей не отказывали — ведь она была образцовой горничной — такой ловкой и понятливой… И она жила так близко и в то же время далеко от любимого человека… Все сносила Настя, но не могла лишь снести измены Эллен ее мужу. Когда молодая женщина, очень скоро после свадьбы, вернулась к своей прежней привязанности — барону фон Ререну, робкая, безвольная натура Насти возмутилась… Пусть страдает она… она — простая необразованная девушка, пусть ее дорогой барин любит другую… Это она снесет, стерпит… Но чтобы эта другая надсмеялась над ним, чтобы она изменяла ему в его же доме — Настя не могла этого перенести. И все ее возмущение, которое собиралось с каждым днем, с каждым часом в ее груди, вылилось наконец в одном гневном возмущенном крике, негодующе прозвучавшем в комнате Эллен: «Я не уйду, покуда этот господин не уйдет отсюда…» Результатом этого явились слезы Эллен и ее настойчивое желание уехать за границу… Молодая женщина инстинктивно чувствовала на себе истаптывающий взгляд Насти, боялась ее… хотела избегнуть ее присутствия… И только когда, проводив господ на вокзал, Настя с глазами, полными слез, вернулась к своим обязанностям, наболевшее сердце не выдержало и бедная девушка разразилась рыданиями. Но и тут не встретила она сочувствия… Своим холодным, бесстрастным голосом старуха Кострицына напомнила ей, что «не следует так распускаться», и посоветовала более внимательно отнестись к своим обязанностям.

ВК. 1914. № 89/9. 64—65

Та грань, которая резкой чертой разделяет сословия и кладет прочную преграду в отношениях людей высшего и низшего ранга, является основным тезисом настоящего произведения. Барин и горничная, господин и раба — две величины, две психологии, два различных полюса. Картина поставлена в тонах сурового реализма и полна искренности и безыскусственности. Прекрасно выдержан образ горничной Насти, безмолвно страдающей молоденькой девушки, над которой так жестоко посмеялась жизнь, принесшая ей в дар одну безумную тоску по навек утраченном светлом моменте; бесподобен старик-швейцар, отец Насти, измученный, прибитый тяжестью жизни; реален тип светской кокетки Эллен, расточающей всем и каждому свои улыбки и поцелуи, испорченной эгоистичной девушки, широко пользующейся всеми благами жизни. Красной нитью проходит мысль о том, что люди еще не избавились от предрассудка о белой кости и голубой крови. Нельзя не упомянуть еще о безвольном, бесхарактерном нытике, всецело поглощенном своим жалким «я»: в себе он видит единственное ценное в мире. Жизненность передачи идеи, в корне отрицающей буржуазную мораль, весьма характерную для всех пьес, как русских, так и заграничных постановок, в высокой степени увеличивает несомненную ценность картины.

ВК. 1914. № 88/8. 43

В «Немых свидетелях» он (автор сценария) характеризует положение прислуги в домах богачей, являющихся для «немых свидетелей» полными властелинами. — На то их барская воля, — заявляет старик-швейцар, когда узнает, что любимая дочь Настенька пала жертвой похоти молодого барина. Автор оттеняет не безграничную преданность и любовь слуги к своему господину, а слепое подчинение воле барской, когда такое событие, как совращение единственной любимой дочери, находит себе объяснение в приведенных выше словах. — На то их барская воля… Сюжет новый, инсценирован великолепно, в главных ролях выступают лучшие силы современной русской драмы, что делает картину очень интересной и ставит ее вряду с лучшими произведениями русской кинематографии.

К-а. 1914. № 9. 9

Задумал г. Вознесенский сценарий недурно, достаточно «сюжета» и «слезы», и «драмы». Но есть у г. Вознесенского одна особенность — желание брать самые простые вещи не такими, какие они есть, а обязательно с подходцем, с каким-то инфернальным выкрутасом, не так, как все. А так как своей оригинальной глубины у него для этого нет. и выходит у него все поэтому как-то манерно, нарочито, придуманно, искусственно и… скучно. В то время как кинематограф, в противоположность живой сцене, признает только механическое движение, движение мускульное, г. Вознесенский хочет разыграть свою драму в каких-то замедленных темпах, со скоростью «не больше четырех верст в час», и от этого создаются не паузы, как думает г. Вознесенский, а ряд пустых мест и провалов, вызывающих у зрителя не «настроение», а подчас просто смех. Одно дело живой актер, страдающий в театре на живой паузе, и совсем другое — механическое изображение, не дающее живых заразительных тонов и действующее только двигателями, механически. Такова основная ошибка в постановке «Немых свидетелей» Ал. Вознесенского. Не обнаружил большого мастерства и режиссер г. Бауэр. Временами фильм мило обставлен, и даже достаточно декоративно, но самое действие расположено однообразно: пришли, ушли, сели на автомобиль, слезли с автомобиля — и все. Лица вышли темными, и мимика в значительной степени пропадает. Из исполнителей на первом месте г-жа Читорина. У нее есть кинематографическая выразительность, чутье кинематографического ритма. В одной из картин после отъезда «очередного автомобиля» г-жа Читорина прямо трогательна. Участвует в картине и г-жа Е. Крюгер — «королева танго», как предупредительно сообщает афиша. Может быть, она и королева танго, но королевой фильма ей не быть. У г-жи Крюгер нет совсем драматической выразительности, одна лишь внешняя поза, часто переходящая в ломанье. Танго, а не игра. В афише обозначен еще А. Чаргонин — дальше трафарета он не идет, недурно играет не обозначенный в афише актер швейцара.

ТГ. 1914. № 19. 11

Бауэр любил все красивое. Он ставил актера в такую позу, которая гармонировала с окружающей обстановкой. Лирические березки (при натуральной съемке) или изящная мебель в павильоне влияли па игру актеров в картинах Бауэра. Режиссер тщательно избегал всего резкого: острого жеста, «сухой» походки, передергивания плечами и т. д. Даже плакать актеру в фильмах Бауэра полагалось красиво. Поэтому острых эмоций у Бауэра нет не только в обычных для его репертуара картинах декадентского характера, но и в реалистических фильмах, как, например: «Немые свидетели» (по сценарию А. Вознесенского), где была правдиво показана глубокая пропасть, отделяющая простых людей от социальной верхушки…

Амо Бек-Назаров, 1965. 73


В ролях

Рецензии

Интересные факты

  • В фильме состоялся актерский кинодебют А. А. Чаргонина.

Прокат

Дистрибьютор '
Сборы '
Мировая премьера '
Премьера в России 29 апреля (12 мая) 1914
Первый телепоказ '
Выход на видео '
Прокатное удостоверение '
Возрастное ограничение '

Издания

См. также

Ссылки