Поиск
На сайте: 743043 статей, 319631 фото.

Новости кино: Дмитрий Месхиев, режиссер фильмов «Человек у окна» и «Женская собственность»: «Ломать стереотипы - это для меня спортивный интерес»

ДМИТРИЙ МЕСХИЕВ: «ЛОМАТЬ СТЕРЕТИПЫ — ЭТО ДЛЯ МЕНЯ СПОРТИВНЫЙ ИНТЕРЕС»

Дмитрий Месхиев один из тех режиссеров, которые снимают кино душевное, человечное. Именно таким стала и его новая работа «Человек у окна», участвовавшая в основном конкурсе «Кинотавра-2010» (Мария Звонарева, сыгравшая в этом фильме, получила приз за лучшую женскую роль). Также Месхиев известен своими картинами «Женская собственность», «Свои», «7 кабинок», «Американка», «Механическая сюита», «Особенности национальной политики». О приверженности к смене амплуа своих актеров и всепобеждающей страсти к охоте режиссер рассказал в интервью журналисту РуДата.

Ваш новый фильм очень радушно приняли на «Кинотавре». Наверное, это просто мечта режиссера, когда то, во что ты вложил душу, силы, проходит на ура…

Конечно, каждому режиссеру приятно, когда такие реакции в зале. При чем для нас эти реакции были совершенно неожиданные. Но это очень здорово, конечно же. Но мне кажется, что зритель просто стосковался по такому кино, как наше, и от того реакция на него несколько преувеличена. Искренне вам скажу, что не считаю наш фильм чем-то выдающимся. Это обычное кино.

Но очень хорошее, качественное…

Да. Душевное. Но не более того.

Была ли какая-то фокус-группа, которой вы показывали фильм, чтобы примерно представлять реакцию зала на картину?

Пока никаких фокус-групп не было. Мы решили не показывать неготовое кино, ведь закончили мы работу над картиной буквально перед фестивалем.

Фильм снят по сценарию, написанному не вами. При принятии решения о том, будете ли вы снимать фильм, является ли для вас принципиальным то, что это будет именно ваша история?

Для меня это совершенно не принципиально. Да и вообще в кино для меня ничего не является принципиальным, потому что в нем могут работать совершенно разные схемы. И от того и становится не важным, мной придуман сценарий или кем-то еще. Я-то как раз люблю работать с автором, чтобы он привнес свое, я что-то подсказал, и так далее.

Такое соавторство?

Сергей Гармаш и Мария Звонарева в фильме «Человек у окна»
Перейти
Сергей Гармаш и Мария Звонарева в фильме «Человек у окна»
В кино это всегда так. Сценарист и режиссер это начальная команда, дальше работает команда режиссер-оператор, режиссер-продюсер…

Есть ли у вас режиссер монтажа, или вы предпочитаете заниматься этим сами?

У меня есть режиссер монтажа, с которым я работаю уже много лет. И он очень важен для моих фильмов, он много своего в них привносит. Вообще же мне кажется, что работа режиссера — это сделать так, чтобы те люди, которым ты доверяешь, вместе с которыми ты делаешь кино, привносили то свое, что для этой работы и необходимо.

То есть нужно создать для них располагающую к этому атмосферу?

Атмосфера — это в принципе самое главное в кино, на мой взгляд.

На площадке вы режиссер авторитарный? Вас слушаются и боятся?

Да, я очень авторитарный режиссер. Но это ничего не значит, потому что зачастую это шутка. Те, кто со мной давно работают и хорошо меня знают, это понимают. Они понимают также, что я всегда прислушиваюсь к советам, и если они правильные, то я никогда не буду отказываться от них из-за глупых черт своего характера. Я понимаю, что я не последняя инстанция, и если человек переживает за картину, часто он может посоветовать мне хорошие вещи, а тем более если он профессионал.

Актеры в «Человеке у окна» заняты в нестандартных для них ролях. Обычно же режиссеры боятся снимать актеров в иных амплуа, чем это уже было сделано…

Другие боятся, а я не боюсь.

Вы как-то это просчитываете, представляете, как актер будет выглядеть в таком образе?

Мне просто интересно ломать стереотипы. Например, артиста снимают в одной и той же роли. Но я-то знаю, что это хороший артист. И мне хочется показать, что мы с ним можем по-другому. Это некий спортивный азарт. Мне так и работать интереснее. Более того, когда артист делает одно и тоже, то он это может делать хорошо и органично, но он никогда не сделает ничего нового. А мне хочется новых реакций, красок, переживаний от него, чтобы и ему тоже было интересно. От этого в работе больше творчества.

Но если это медийное лицо, то за ним есть шлейф из представлений о нем зрителей. Разве это не влияет потом на персонажа фильма? Может ли зритель не поверить ему из-за этого?

Ну, послушайте. Вот, например, артист Роберт де Ниро, который сыграл огромное количество героических персонажей, и при этом сыграл в фильме «Знакомство с родителями». У него что, есть шлейф??? Если артист хороший, то ни о чем таком никогда и речи не зайдет, потому что он может убедить зрителя в том, что он именно такой. А все эти разговоры про медийность — фигня.

Вы сказали, что ваша жизнь расписана, что вы знаете, что будет через полгода, через год. Не тяжело ли жить в таком жестком графике?

Моя жизнь расписана на такой большой период, потому что я увлекаюсь такой вещью, как охота, которая является сезонной историей. У меня все расписано от сезона до сезона. Вот и все. Я просто знаю куда и когда я еду, и это происходит уже на протяжении многих лет.

Получается, что вы подстраиваете кино под охоту?

У меня жизнь под нее подстраивается.

29 июня 2010 года, корреспондент Евгения Гутникова специально для www.rudata.ru