Поиск
На сайте: 743586 статей, 320788 фото.

Новости кино: Мумин Шакиров о фильме «Холокост – клей для обоев?» -Очень важно выбрать правильную интонацию

Не так давно Интернет облетел скандальный ролик из одного молодежного ток-шоу, в котором на вопрос «Что такое Холокост?» две милые девушки отвечают: «Клей для обоев». Однако, если у большинства веб-публики дальше зубоскальства дело не пошло, то журналист и режиссер Мумин Шакиров решил добраться до сути и пригласил девушек побеседовать на радио «Свобода», а потом и свозил их в Освенцим, чтобы они своими глазами увидели печальные свидетельства Холокоста. Документальный фильм «Холокост - клей для обоев?», снятый в ходе поездки, Шакиров представил на ММКФ 35. Корреспондент Rudata поговорил с режиссером о взрослении, о грязи в Интернете и о вопросах, которые нельзя задавать.

Здравствуйте, Мумин Шакирович. Хотелось бы поблагодарить Вас за такой честный фильм. Первое, на что обращаешь внимание, при просмотре – взаимное доверие, которое установилось между Вами и девушками. Как этого удалось достичь?
Мумин Шакиров: Хороший вопрос. Очень важно выбрать правильную интонацию. Я относился к ним с уважением, как к личностям – никакого менторского тона, никакого высокомерия, никакого «сверху вниз». И мне кажется, что когда ты так открыт и честен с ними, говоришь с ними на равных, они меняют отношение. Я вам должен сказать, что этот процесс был долгим, это произошло не сразу. У меня срывались съемки, потому что они не отвечали на звонки, то есть процесс «притирки» был несколько месяцев. Потом, когда уже полфильма было отснято, я не могу сказать, что доверие стало стопроцентным, но его было больше, благодаря тому, что меня впустили в дом, познакомили с мамой, я снимал там, где они бывают. Удалось стереть границу, и мы уже говорили более откровенно. Это не означает, что они были полностью со мной откровенны, но, в общем -то, они рассказали мне многое.

В одном интервью вы сказали, что для девушек это путешествие стало дорогой от незнания к знанию. А чем для Вас стала эта поездка?
Мумин Шакиров:Я увидел историю взросления девушек, к которым я относился и отношусь очень хорошо. Я увидел эволюционный процесс от незнания к знанию, о котором Вы только что сейчас сказали. Я раскрыл для себя личности, для которых есть вещи незыблемые, любовь к маме. У этих девчонок есть система координат, а когда у человека есть система координат - что такое – хорошо, а что такое – плохо, с ним легче общаться. Я понял, что это те люди, с которыми мне приятно, и с которыми я могу общаться и говорить о чем угодно.

Как Вам удалось оградиться от негатива, который постоянно лился на них в Интернете?
Мумин Шакиров: От этого нельзя оградиться, все равно придется жить и терпеть это. Уже сейчас на форумах, где я давал интервью, обострение у разных людей, выливают ушаты грязи и кем только меня не обзывают. С этим придется жить, если на все это реагировать, нервов не останется. Придется терпеть.

Вы взялись за такую деликатную тему, к тому же, у девочек это была первая поездка за границу. Были ли какие-то опасения, что может что- то не получиться? Возникли ли какие-нибудь трудности в процессе съемок?
Мумин Шакиров: Были опасения, были трудности. Они возникли в тот момент, когда я задал вопрос, почему они не посмотрели в словаре, в Википедии или в исторических учебниках, что такое холокост. Один из моих вопросов Жене показался некорректным, она перестала со мной общаться, вышла из купе и хотела вернуться обратно в Москву. Это был неприятный момент, но прошло какое-то время, она пришла в себя, потому что я стараюсь деликатно задавать вопросы, но, она, видимо, уловила что-то… Есть такое правило – если журналист задает утвердительный вопрос, то он раскрывает свое мнение. Наверное, это было моей ошибкой. Но потом я ее исправил.

Как вы готовились к съемкам в Освенциме: как отбирали документальный материал?
Мумин Шакиров: Дирекция музея Освенцима организовала нам все, что мы хотели. Два дня мы снимали в музее, в корпусах, на улице, и в Аушвиц 1, и в Аушвиц-Биркенау, даже в реставрационных мастерских. Практически, мы не знали ограничений. Нам предложили посмотреть несколько фильмов, но мы выбрали документальную хронику «Освобождение Освенцима». Мне показалось, что предложенное нам, это – то, что нужно, это интересно: часовой фильм, два дня экскурсий – по городу Освенцим, а потом и по Кракову.

Что для Вас оказалось неожиданностью во время съемок фильма?
Мумин Шакиров: Неожиданным стал тот момент, когда Женя отошла к окну и заревела. Я думал, что все закончится тем, что будут внутренние переживания, но они никак не будут проявляться внешне. А потом был длинный монолог, в котором Ксения рассказывала о своих чувствах. Я не ожидал такого мудрого, серьезного анализа того, что произошло. Если вы заметили, в начале фильма девочки казались легкомысленными и поверхностными, а финальный монолог – шедевр взросления за определенный короткий срок.

5 июля 2013 года, корреспондент Карина Лукинова специально для www.rudata.ru