Поиск
На сайте: 743755 статей, 321108 фото.

Новости кино: Наталья Рязанцева, сценарист фильмов «Долгие проводы» и «Чужие письма»: «Писатель знает о людях больше любого психолога»

НАТАЛЬЯ РЯЗАНЦЕВА: «ПИСАТЕЛЬ ЗНАЕТ О ЛЮДЯХ БОЛЬШЕ ЛЮБОГО ПСИХОЛОГА»

Наталья Борисовна Рязанцева - потрясающий сценарист с собственным уникальным видением мира и точками отсчета. Она работала с Кирой Муратовой, Динарой Асановой, Валентином Ежовым, Ильей Авербахом… В списке снятых по ее сценариям фильмов ленты, принадлежащие к кино тонкому, интеллектуальному, заставляющему думать и чувствовать – «Долгие проводы», «Чужие письма», «Я свободен, я ничей»… О дружбе с Бродским, сериале «Школа» и психологии в кино Наталья Борисовна рассказала в интервью журналисту РуДата.

Наталья Борисовна, как вы считаете, важно ли знание психологии в деле написания сценариев? Вообще имеет ли смысл идея о построении истории и поведения героев, основываясь на этой науке?

По-моему, это не помогает. На то произведение и художественное, чтобы улавливать странности и сложности сочетаний психологических типов. И этих сочетаний очень много. Сейчас мои студенты написали сценарий как раз об этом. Они экранизируют книгу под названием «Соционика». Мы же в свое время увлекались одной американской системой. Когда-то мы доставали книги из-под полы, сейчас же все это переведено. Все подобные школы классифицируют людей по психологическим типам. Раньше я всем этим интересовалась. Все это очень увлекательно, но не очень серьезно, так что нельзя воспринимать это как чистую науку. Не смотря на огромное количество литературы, писатель - если он ПИСАТЕЛЬ - понимает про это гораздо больше.

Интуитивно? Без теорий и разложений на типы?

Именно. Знать это, делать тесты – интересно, занятно, похоже на игру. И ученым это нужно, чтобы обсуждать свои проблемы на общем языке. В действительности же основная субстанция жизни не укладывается в эти рамки.

Жизнь куда богаче?

И это тоже. Но для литературы интересны всевозможные смешанные типы, нестандартные сочетания. Интересен не человек, относящийся к конкретному типу, а сбои и смещения, люфт между ними.

Что вы думаете о манере делать игровое кино похожим на документальное?

Этим люди всегда занимались - и новая волна, неореализм, и «Догма». Люди всегда к этому возвращается. Но, на самом деле, то очень трудно делать. Например, картины Кассаветиса, когда пытались снять, импровизируя, только задавая тему, снимая типажи, а не актеров, внедрялись в жизнь. Но из этого мало что получалось. Изредка было неплохо. Но, по большому счету, так нельзя. Нужна очень продуманная драматургия. Актер приходит на съемки, и хочет, чтобы все было прописано, чтобы он не импровизировал, а работал.

Разве артисты не рады импровизировать?

Артисты - усталые люди. Особенно если это хорошие артисты, - потому что хороших артистов много снимают. Им совершенно не до этого, им не хочется работать за других. Хочется скорее заучить текст и как-то его преподнести.
После вашего рассказа кажется, будто вся романтика и исчезла…
Фильм «Долгие проводы» по сценарию Натальи Рязанцевой снимала Кира Муратова.
Перейти
Фильм «Долгие проводы» по сценарию Натальи Рязанцевой снимала Кира Муратова.
Это все опыт, понимаете.

А сериалы вы смотрите?

Смотрела «Школу», почти всю, втянулась постепенно.

Предыдущие картины Гай Германики вы тоже видели?

Видела. Мне нравилось ее документальное кино. Один ее фильм – «Сестра» - меня потряс. Но в фильме «Все умрут, а я останусь» я вижу слишком много ложной чернухи. Там взрослые артистки играют школьниц-зверушек, совсем глупых девчонок. Они выглядят идиотками. Мне становится интересно только во время последней сцены, когда девочка посылает родителей. И вот с этого момента, когда она определенно высказалась, и можно было бы начинать картину. Как раз в «Школе» есть это продолжение. В ней очень много серьезных историй, которые рифмуются со всеми временами. Нравы стали грубее, раньше так не пили, не курили и тому подобное, но суть все равно была та же.

«Школа» снята так, будто ее оператор - перманентно подвыпивший человек…

… Во «Все умрут» меня как раз очень раздражала вот эта болтанка. А здесь эти короткие эпизоды переливаются один в другой без всякой точки. Но из этого получается ощущение суеты, невыносимости существования в этой школе. Я даже рада, что я не учительница и не имею дело со всем этим. В этом гомоне, непрерывности мелькания что-то соображать невозможно. А там как раз есть ощущение того, что все эти события происходят одновременно. Все это трагическая история. А персонажи очень интересные, я запомнила почти всех. Все их судьбы рассказаны, и рассказаны так, как есть, а не в гламуре, не в глянце. Квартирки такие, какими они бывают на самом деле. Очень точные персонажи. Всех узнаешь и про каждого можно сказать очень много. В общем, Валерия оказалась очень способной, хотя и носит в ноздре какие-то папуасские кольца… Мы одновременно с ней были на кинофестивале в Анапе. Гай Германика была председателем жюри документального кино. Она везде появлялась с маленькой собачкой. А иногда она не приходила, и тогда собачка сидела на ее месте…

Наталья Борисовна, я знаю, что вы какое-то время жили в Ленинграде - когда он еще был Ленинградом. И, кажется, в одно время с Иосифом Бродским. Вы были знакомы?

Да, мы дружили. Мне нравились его стихи, но я не выносила, когда он начинал их вслух декламировать. Мне больше нравилось читать их про себя. А перед его отъездом в Америку наш друг набрал на печатной машинке все его стихи, разложил по папкам и раздал всем друзьям: каждая папка – том. На прощание. Эти пожелтевшие самиздатовские листы до сих пор хранятся у меня. Бродский даже тогда был для нас поэтом-классиком.

31 августа 2010 года, корреспондент Евгения Гутникова специально для www.rudata.ru