Поиск
На сайте: 684756 статей, 309423 фото.

Новости кино: Развод на Кинотавре 2017 – Блокбастер и Роман Волобуев

Конкурсная программа 28-го «Кинотавра» открылась полнометражной лентой Романа Волобуева «Блокбастер». Выйдя на сцену представить кино, Роман отметил, что публике будет представлена продюсерская версия фильма, к которой он как режиссёр не имеет никакого отношения и в дальнейшем планирует снять свою фамилию с титров. После громкого заявления господин Волобуев поблагодарил группу и покинул сцену, оставив презентацию фильма продюсерам. В преддверии пресс-конференции журналистов волновал только один вопрос: придёт ли на дискуссию режиссёр. Режиссёр пришёл, а потому предметный разговор всё-таки состоялся.


Фото

Вопрос: В чем кардинальное отличие между вашим фильмом и той картиной, которую показали продюсеры?
Волобуев: Было бы неправильно превращать пресс-конференцию в обсуждение внутреннего скандала. Чужой развод никому не интересен. Любой развод длится долго, вы уже не любите друг друга, но не можете расстаться. Вы с продюсерами перестали слышать друг друга, ты всегда надеешься, что-то можно изменить. Возможно фильм не достаточно глубокий, но ты всё надеешься, что что-то получится… Губительные для картины вещи нам удалось отменить. Но это не то, что я хотел сделать. В тот момент, когда я это понял - было поздно. Фильм уже стоял в программе фестиваля. А поскольку по регламенту фильм без режиссера не может быть показан фестивале, я решил приехать и представить картину. Такие истории происходят все время. На каждом фестивале режиссер, напившись, рассказывает, что продюсеры выкручивают ему руки. Продюсеры в свою очередь говорят, что это голливудская система, но это не так. Там все правила регламентированы. А наш маленький цирк может быть станет поводом для внутреиндустриальной дискуссии. Одна из причин того, почему я уважаю этот фестиваль - он мучительно ищет 14 хороших фильмов для программы. Возможно, если мы будет аккуратнее и меньше играть в такой комический Голливуд возможно будет больше хороших фильмов в программе. Для меня то, что сделали ребята - это такая в меру смешная прибранная комедия. Мне всегда казалось, что если ты хочешь чтобы фильм кто-то смотрел, ты должен потрогать то, что людям важно. Для меня это была история про Москву и про Россию. Это была комедия про людей, которые живут по правилам и про людей которым на эти правила пофиг. И это не получилось. Я знал что все будут ругать акцент Ани Чиповской. В фильме было объяснение того, почему она говорит с таким акцентом, почему она говорит то с акцентом, то без, но этого в фильме в итоге нет. Когда ты работаешь как критик, трудно в 200 знаках рассказать о чем картина. Но когда снимаешь кино как режиссёр – это ещё труднее.

Вопрос: Илья, почему после «Ученика» Кирилла Серебренникова вы заинтересовались таким странным материалом?
Илья Стюарт: Наша компания ищет разные фильмы и нам интересно экспериментировать.

Вопрос: Сергей, кого вы видите в качестве ядра целевой аудитории фильма, поскольку для массового зрителя фильм не достаточно смешен и прост, а для интеллектуальной аудитории он не достаточно глубок?
Сергей Некрасов: Как говорится в старой русской поговорке: лучше с умным потерять чем с дураком найти. Мы с умными людьми нашли, мы в этом уверены. По итогам вчерашней зрительской реакции мы решили увеличить количество экранов. Всем известно что в России вестерн не рабочий жанр, но Тарантино и его «Омерзительная восьмерка» собирает кассу. И вопрос почему. Мне кается, что такие фильмы нащупывают нематериальную субстанцию. Люди понимают, что перед ними не фейк, а кино интеллектуальное по подаче. Мы видели несколько версий картины «Блокбастер». И мы бы дистрибутировали любую из тех, что мы видели. Но то что мы видели вчера нас как дистрибьютеров вполне устраивает. Нам кажется, что это как раз то, что нащупало интеллектуальную субстанцию. Теперь нам нужно эту картину правильно подать.

Вопрос: Илья, чем вам не понравилась версия Волобуева?
Илья Стюарт: Не считаю корректным выносить сор из избы. Я уважаю мнение Романа комментировать нечего.

Вопрос: Роман все знают о ваших небольших ролях в сериалах. Намерены ли вы дальше сниматься в кино как актер?
Волобуев: Меня узнают таксисты. Был один смешной случай, когда мы летели со Светой Устиновой в Ханты-Мансийск и зашли в Дьюти Фри и девушка продавец узнала там меня и не узнала Свету. Но артистам не так много платят. Поэтому не знаю.

Вопрос: Светлана, когда вы появились на экране вы напомнили Клаудию Шифер. Вам не мешает это сходство в работе?
Устинова: Мне кажется сравнение с одной из самых красивых женщин мира мне только помогает. Все очень хорошо.

Вопрос: В сцене, когда героиня выходит из подъезда, герой Цыганова говорит ей: «А говорили, что вы не актриса». Объясните, что он имел ввиду.
Волобуев: У Светы Устиновой было в картине две героини. Она играла телеведущую и актрису из Белоруси, которая на неё похожа. Там была целая линия, которую вырезали. А это маленький остаток от неё.

Вопрос: Расскажите о линии бокса в фильме.
Светлана Устинова: Линия бокса была придумана совместно мною и режиссёром. Это кино о том, что иногда мы хотим чем-то заниматься, но потом в силу жизненных обстоятельств ты живешь иначе.

Вопрос: Ваше вчерашнее заявление многие приняли за пиар. Как планируется маркетинговая компания фильма?
Сергей Некрасов: 13 июля фильм выйдет в прокат. О кампании мы пока думаем. Фильму «Блокбастер» повезло потому, что он выходит вскоре после «Кинотавра». Вы слышали наверняка о таком вопросе как дело о пяти миллионах. Некоторые думают, что эта тема угрожает исключительно зарубежному арт-хаусу и голливудскому шлаку. Но такого рода инициатива угрожает и русским арт-хаусным фильмам. Хлебникову, Попогребскому, Сигареву. Пишите об этой угрозе. От вас многое зависит. Пишите, чтобы вам потом не пришлось искать фильмы Стюарта на пиратских трекерах, зарегистированных в Голландии. Этот Карфаген жлобства и алчности известной группы товарищей должен быть разрушен.

Вопрос: Название фильма многообязывающее. Как вы считаете, этот фильм будет блокбастером?
Некрасов: Вопрос философский. Что в современном мире является блокбастером? Что пробивает стены сегодня? Если бы мы имели сборы в миллиард, мы бы аплодировали решениям группы товарищей. Но мы не соберем миллиарды. Мы соберем нормально. Так чтобы осталась надежда у тех остальных людей, которые хотят снимать кино, которое отражает их ход мыслей.

Стюарт: Я вижу, что наше кино в очень надежных руках.

Вопрос: Будет ли интересен фильм зарубежному зрителю?
Стюарт: Мы думаем - это универсальная история. Мы ведем переговоры с территориями.

Вопрос: Кто будет заявлен в качестве режиссера в титрах?
Стюарт: Это технический вопрос, который мы будем обсуждать.
Волобуев: Режиссер может высказать пожелание насчет псевдонима, а продюсеры пишут то, что хотят.

Вопрос: Феминистских высказываний мы обычно ждем от женщин. Почему мы получили его от вас?
Волобуев: Потому что мужчины тоже люди, хотя и существенно хуже девочек. Я считаю, что как в борьбе за расовое равноправие, любой белый человек должен считать себя черным, так и в борьбе за равноправие полов, каждый порядочный мужчина должен выступать на стороне женщины.

Вопрос: Будет ли режиссерская версия и когда и где можно будет её увидеть?
Волобуев: Для меня этот фильм - это «Чужой 3». Возможно, годы спустя, я выкуплю у парней права на картину и выпущу режиссерскую версию. На данный момент её не существует в пригодном для показе виде и она не идеальна. Мы её все равно собирались сокращать. По моему мнению фильм был длинноват минуты на три, по мнению продюсеров - на 12. На этом мы и разошлись.

9 июня 2017 года, Мария Безрук специально для RuData.Ru