Поиск
На сайте: 686786 статей, 310972 фото.

Новости кино: Режиссёр Тиндж Кришнан и актриса Кэндис Рейд о фильме «Отбросы»

  • В программу основного конкурса 34 ММКФ вошёл фильм Тиндж Кришнан «Отбросы». Что побудило хрупкую женщину с дипломом бакалавра медицины, дебютировавшую в кино короткометражной лентой, снять свой первый полный метр об отставном солдате-алкоголике и бездомной девушке-подростке? Как работалось дебютантке Кэндис Рейд с Эдди Марсаном на съёмочной площадке? Почему драматичный фильм завершается светлым финалом? Об этом и многом другом рассказали на пресс-конференции режиссёр Тиндж Кришнан и актриса Кэндис Рейд.

Вела пресс-конференцию Евгения Тирдатова.
Евгения Тирдатова: Тиндж, пожалуйста, несколько слов о работе над картиной, о том, как чувствуете себя в Москве.

Тиндж Кришнан: Для меня это очень волнующее событие — посещение Московского кинофестиваля. Меня очень волнует и интересует, как фильм будет воспринят другой аудиторией другой страны. Что касается того, как он был сделан, то так получилось, что я родила ребенка и собиралась устроить себе отпуск, но мне прислали сценарий. И я этот сценарий прочитала буквально за одну ночь. И что меня привлекло, так это прежде всего хорошо прописанный женский персонаж, очень интересный для меня, а также тот факт, что у главного героя, Фрэнка, посттравматический синдром.
У него этот синдром был связан с тем, что он служил в вооруженных силах в Северной Ирландии, а у меня также был посттравматический синдром, связанный с тем, что я принимала участие в ликвидации последствий цунами в Юго-Восточной Азии в 2004-2005 годах. И я решила ухватиться за возможность снять фильм, чтобы передать с помощью этого сценария свой опыт, свои чувства, которые я испытывала.

Вопрос: Спасибо за фильм. В этом фильме важна еще и тема войны, потому что появляется еще один человек, рыбак, который говорит, что он бывший солдат. Почему все-таки война так явно вмешивается в течение вашего фильма и определяет его события?

Тиндж Кришнан: Я думаю, что это типично для Великобритании и для Соединенных Штатов — определенные темы раз за разом возникают в нашей жизни, определенные схемы так или иначе реализовываются в нашей жизни, это связано, в том числе, и с войной. Я думаю, что мы еще просто не научились идти вперед, не вступая в конфликты, связанные с насилием.

Вопрос: При каких обстоятельствах герой потерял дочь, что произошло?

Тиндж Кришнан: Дело в том, что после того как главный герой вернулся с военной службы, у него развился посттравматический синдром, и он вел себя очень агрессивно по отношению к своим близким людям, к своей семье. Он пил, чтобы приглушить это чувство негодования, гнева, которое буквально распирало его, поэтому он потерял контакт со своей дочерью, отношения фактически прекратились. Другим членам семьи просто пришлось его оставить.

Вопрос: Вы достаточно молоды, и опыт жизненный, судя по представленной в пресс-релизе биографии, у Вас есть, и очень серьезный. Скажите, пожалуйста, как же Вы выбирали актеров, которые вот эту боль одиночества, эту истерзанность человечества могли выразить достаточно точно? И способ их существования меня убедил. Как Вы их выбрали?

Тиндж Кришнан: Что касается актеров, мы просто старались находить людей, в которых чувствовалась глубина. Смотрели предыдущие работы и отобрали именно тех, кто был способен демонстрировать многослойные эмоции, глубокие чувства. Это впрочем, не относится к Кэндис, у которой не было предыдущих работ, мы ее нашли в театральной студии, которая пользуется хорошей репутацией, потому что из нее вышли такие хорошие актеры, как, например, Саманта Мортон.
Кэндис была тогда почти девочкой, но вместе с тем мы заметили в ней нечто, что привлекло нас и позволило создать эти образы, которые нам хотелось сделать как можно более глубокими.
Что касается моего возраста, то, может быть, я выгляжу моложе, чем я есть на самом деле. До режиссерской карьеры у меня была еще карьера врача, и тот жизненный опыт, который я приобрела, возможно, тоже помог мне справиться с этими героями.

Евгения Тирдатова: В фильме в главной роли занят известный актер Эдди Марсан, хорошо знакомый нам по многим фильмам. Кэндис впервые работала в картине. Я хотела бы попросить Кэндис рассказать, как ей работалось с таким актером, каковы были ваши взаимоотношения и какие планы на будущее?

Кэндис Рейд: Что касается Эдди, то он действительно потрясающий актер и вдохновлял меня своим примером. Даже когда мне в каких-то сценах не сразу удавалось достичь требуемой глубины эмоций, глубины проникновения в образ, он мне очень помогал, советовал, и мы повторяли сцену до тех пор, пока не получалось желаемого эффекта. Он действительно потрясающий актер.
Я еще не считаю себя профессиональной актрисой, не могу так о себе сказать, и когда я получила приз как лучшая дебютантка на Лондонском кинофестивале, то это просто открыло мне глаза. Я подумала, что на самом деле я обычная британская девчонка, ни в чем не отличающаяся от своих сверстниц, и тут вдруг такой подарок судьбы. И даже то, что я здесь, на Московском фестивале, — тоже огромный подарок судьбы, и я, конечно, буду стараться прилагать все больше и больше усилий, чтобы стать настоящей актрисой, чтобы у меня была успешная карьера в кино.

Вопрос: Мы часто смотрим фильмы, в которых какой-то человек — жертва обстоятельств, как будто сам ни в чем не виноват, так вот складывается. И это касается, как мне кажется, героини Кэндис. Думается, что эта героиня — пассивная жертва обстоятельств, хороший человек, но заложник какой-то угрюмой жизни. Или все-таки она несет ответственность за то, что с ней происходит?

Тиндж Кришнан: Вполне возможно, что это вопрос, который можно адресовать любому сидящему в зале. Действительно, вся жизнь представляет собой баланс между тем, кем мы являемся, между нашей сущностью, и тем, что с нами случается, теми обстоятельствами, в которые мы попадаем.
У меня есть друг, ведущий специальную группу поддержки. Он сам был наркоманом, побывал в тюрьме, и он организовал группу поддержки для мужчин и женщин, которые только недавно вышли из тюрьмы, для тех, у кого были проблемы с наркотиками, и в этой группе они занимаются творчеством, он старается раскрыть творческий потенциал их душ. Вот этой группе я показала свой фильм, и так получилось, что там были два подростка, судьба которых была очень близка к тому, что переживает в фильме Линнет. И это был очень болезненный опыт — смотреть со стороны на такую героиню. И мне кажется, именно здесь и кроется секрет — усвоить этот опыт в жизни, чтобы это было уроком на будущее, но при этом чтобы тебя не придавил окончательно груз вины, ответственности, чтобы ты мог идти по жизни дальше, усвоив этот опыт и не мучаясь постоянно угрызениями совести.

Евгения Тирдатова: Картина тяжелая, очень эмоциональная, драматичная. С главным героем происходят ужасные вещи, он опускается все ниже и ниже, доходит уже до каких-то пределов — ниже опуститься некуда. И вдруг этот светлый финал. Это было вашим изначальным решением — сделать финал именно таким или вы были под давлением каких-то внешних обстоятельств?

Тиндж Кришнан: Это связано с моим опытом помощи жертвам цунами. На самом деле меня волнует, интересует, мне близка эта динамика, при которой жизнь человека вроде бы рушится и он доходит до полной катастрофы, но потом происходит возрождение. Вот эту динамику мне хотелось показать. Хотелось показать, как человек может вернуться к жизни. Но я понимаю, с чем связан этот вопрос: потому что есть следующий вопрос — как сделать искупительный, очищающий, просветляющий финал, но при этом органичный, правдоподобный, тонкий. Думаю, ответ на это можете дать только вы: каким показался вам этот финал? Уместным? Или мы все-таки переборщили с оптимизмом? Возможно, если бы сейчас мы стали переделывать этот фильм, то сделали бы финал более тонким, не таким оптимистичным, но вместе с тем в нем обязательно остался бы этот светлый момент.

Кэндис Рейд: Полностью согласна с Тиндж.

Тиндж Кришнан: Возможно, когда были какие-то замечания со стороны продюсеров о том, что в фильме должен быть оптимистичный финал, не производящий мрачного впечатления на зрителей, я наверно научиласьтому, что можно сделать финал, который будет открытым, освобождающим, эмоциональным, но при этом не обязательно очевидным хэппи-эндом. В этом нет необходимости, можно заставить зрителя почувствовать себя хорошо, освободить эмоции, не придерживаясь традиционных правил счастливой концовки. И вот этот опыт я использую, когда буду делать свою новую картину.

24 июня 2012 года, записала Екатерина Гоголева специально для www.rudata.ru