Поиск
На сайте: 743595 статей, 320775 фото.

Новости кино: Фильм Тацуси Оомори «Долина прощаний» получил два приза на 35 Московском кинофестивале

  • Кадр из фильма
    Перейти
    Кадр из фильма
    Японская картина «Долина прощаний» о душевных переживаниях женщины, испытавшей сексуальное насилие, на 35-м Московском кинофестивале была отмечена дважды — дипломом жюри российской кинокритики и специальном призом жюри фестиваля «За глубокое понимание человеческих взаимоотношений и изысканность мизансцен». Режиссёр Тацуси Оомори и исполнители главных ролей — актриса Йоко Маки и актёр Сима Ониси — на пресс-конференции, посвящённой фильму, рассказали о работе над картиной.

Вопрос: Тяжело ли было снимать картину, так как она насыщена драматическим контекстом, и, я бы сказала, удивительно выражены способы существования актеров единым стилем

Йоко Маки: Да, в течение работы над фильмом я испытывала очень тяжелые чувства, потому что переживала практически так же, как если бы со мной случилось то, что было с моей героиней. И мне было физически больно. Такое ощущение, что я вся погрузилась в грязь, очень темное пространство и существовала там. Но работа команды была очень слаженной, меня поддерживали как мои партнеры, так и все члены съемочной группы, поэтому мы смогли преодолеть это состояние и снять фильм.

Сима Ониси: Я как мужчина смотрел на эту ситуацию несколько под другим углом и с трудом могу понять себе, что же переживает женщина оказавшаяся в ситуации героини, моей партнерши по фильму. Я пытался себе это представить и мне было так же как и моей партнерше очень тяжело. Это действительно физически тяжело было воспринимать. Но опять же, как мужчина, я понимал, с одной стороны, что это фильм, что это придуманная история, что мы только в заданных обстоятельствах и пытаемся сыграть.

Но с другой стороны, поскольку я пытался себе представить, что бы я делал, будь я в жизни в такой ситуации, то на протяжении короткого сравнительно периода съемок я старался действовать и думать так и сделать все, что возможно, и в рамках роли, и в рамках моей личной человеческой позиции, чтобы девушке, с которой я оказался рядом и которая по моей вине попала в такие тяжелые обстоятельства, стало легче жить, чтобы она могла взглянуть в будущее и оставить позади ту боль и тяжесть, что ей пришлось пережить.

Тацуси Оомори: Я в первую очередь режиссер, поэтому мне не стоит говорить о том, насколько мне было тяжело или нет — я не играл эти роли. Но когда я смотрел на сцены, которые снимались в этот момент, я тоже переживал, чувствовал напряженность, всю сложность ситуации. Вы упомянули, что наблюдается единый стиль актерский. Это не было какой-то задачей, стоявшей изначально, но я очень рад, если это получилось так. Потому что я как режиссер хотел, чтобы в заданных обстоятельствах актеры прожили то, что они играют. И, видимо, раз у вас создалось такое впечатление, значит мне это удалось: они играли так, как я этого хотел и как должно было быть по моей задумке.

Вопрос Йоко: Вы сейчас сказали такое важное слово — пережить. Недавно я читал книгу Иваны Чебак о ее технике актерской игры, в которой суть актера заключается в преодолении боли, которую переживает его герой. Знакомы ли вы с этой техникой? И если нет, то какой техникой Вы пользовались, когда готовились к этой роли?

Йоко Маки: Режиссер не давал нам подробных рекомендаций, как играть, он задавал определенные обстоятельства, в которых мы должны были вытащить из себя те чувства, эмоции, ощущения, какие в этот момент переживали наши герои. Поэтому я думаю, что я играю, как раз используя приемы этой техники преодоления, переживаю те самые чувства и стараюсь их найти в себе, преодолеть, пережить так, как если бы это были мои собственные чувства и переживания.
Фильм снимался прошлым летом, но я до сих пор помню свои ощущения в момент ключевых сцен, мысли, эмоции, то, как себя вела, как собиралась с духом, чтобы высказать признание своему самому дорогому, любимому человеку в одной из последних сцен. Или та сцена, когда героиня обвиняет его, когда он находит ее в телефонной будке. Я сейчас вспоминаю об этих чувствах, как если бы это происходило со мной лично.

Вопрос: Героиня говорит, что они вместе не ради счастья. И мне тогда показалось, что они вместе ради мести, потому что она хотела, чтобы человек, из-за которого она пострадала, очень много переживал. Действительно ли так было? И если нет, то почему они создали для себя маленький персональный психологический ад?

Тацуси Оомори: Мне кажется, что два главных героя должны были оказаться и прожить какое-то время вместе, чтобы понять, что такое любовь. И вот когда они наконец поняли, узнали это чувство, у них открылась возможность что-то начать с начала, с чистого листа, и изменить в своей жизни, и именно ради этого, на мой взгляд, они должны были быть вместе и страдать.

Вопрос: В Европе садомазохистские отношения между мужчиной и женщиной начали широко освещаться в кино примерно в 70-е годы, после «Ночного портье». В последнее время мне кажется, что этот тренд усиливается. Вы относите свой фильм к этому тренду или для ваших героев важны вопросы чести в отношениях, в японском понимании?

Тацуси Оомори: Я не думаю, что это какая-то тенденция в японской культуре, и в частности на фестивалях, в ретроспективах во многих фильмах фигурирует тема, как люди, живя вместе, мучают друг друга чуть ли не специально, и в этом состоянии пребывают постоянно. Видимо, такие вещи в целом нельзя назвать тенденцией, но это тоже становится объектом наблюдения и становится, таким образом, темой фильмов.

Вопрос: Я бывала в Токио и сказала бы, что молодежь очень свободна, ночная жизнь очень экзотическая. Мне странным кажется, что героиня становится какой-то прокаженной, предана позору. Как это все совместить?

Тацуси Оомори: Наверно вы правы в том, что не всегда женщина, испытавшая насилие сексуальное или какое-то еще, будет чувствовать себя изгоем и обществом будет восприниматься именно так. Бывают разные случаи, но в нашем фильме мы коснулись только одного маленького кусочка душевных переживаний женщины, попавшей в подобную ситуацию, и такое поведение и такая ситуация вполне возможны, эти случаи есть. И мы в конкретном фильме описали вариант ситуации, который бывает.

Вопрос: В фильме главный посыл — передача сожаления и горечи от содеянного. В чем заключалась задача режиссера и что хотел через передачу этих чувств сказать режиссер? Что хотел сказать иностранным зрителям — потому что в фильме много японских картин, пейзажей, показана японская действительность в разных ее воплощениях — был ли в этом тоже какой-то особый замысел?

Тацуси Оомори: Я начну с части вопроса, касающейся посыла. Это не было рассчитано специально на иностранных зрителей, я просто хотел показать, что персонажи в силу обстоятельств были вынуждены уйти из своего привычного мира, во внешний мир по отношению к своему.
В Японии есть большая разница между своим и чужим. С одной стороны, они из-за этого много потеряли, так как потеряли связь со своим внутренним личным миром, но, с другой стороны, они нашли то, чего не находят люди, существующие в спокойном состоянии, пребывающие в мире между своим и чужим. Потому что они смогли через страдания, переживания сложных моментов в жизни найти ту чистую любовь, которую не могут найти люди, находящиеся в привычной для себя обстановке.

Вопрос: Я испытал физическую боль, глядя на страдания, которые перенесла героиня. Я думаю, что Ваш фильм и Ваша игра в нем реально поможет тем, кто оказался в такой ситуации, пережить это и постараться жить дальше. Как Вы сами ощущаете созданную Вами роль? И хотелось бы пару слов услышать, как Вам Москва?

Йоко Маки: Когда я готовилась к роли, я читала много статей о женщинах — жертвах сексуального насилия и прочитала то, что никогда не хотела бы знать и видеть, и никому не пожелаю столкнуться ни в жизни, ни даже на страницах газет, Это было очень тяжело. И мне бы очень не хотелось, несмотря на то. что моя героиня была очень сильной личностью, и я горжусь, что я ее сыграла, чтобы еще одна такая же женщина появилась в мире, пусть их больше не будет нигде и никогда.
И я думаю, что то, что я сыграла такую жертву, показала ее сильной и способной пережить драму, это хорошо и наверно поможет кому-то что-то понять и пережить в подобной ситуации. Еще я рада, что моя героиня в конце концов смогла найти и увидеть что-то светлое, новую дорогу в своей жизни вместе со своим возлюбленным.
А что касается Москвы, что я могу сказать? Дома очень красивые.

Вопрос: Ваш герой в фильме очень мало разговаривает, много сцен, в которых он играл чувства и ничего не говорил, и эти сцены были впечатляющими. И чувства были очень понятны, читаемы. Это — особенность японской актерской школы? И в чем заключается эта школа?

Сима Ониси: В этот раз мне действительно досталась роль, в которой много сцен без слов. И когда z готовился к сценам, перед входом в кадр, я пытался сосредоточиться и подумать, сказать себе самому, что можно, что нельзя, как можно и не нужно действовать, если бы это был я, что я делал бы в этой ситуации. И в кадре старался показать это партнерше.
И мое внутреннее состояние отражалось в моей игре, и это увидели зрители. Я рад, что это ощущение скрытого, очень глубокого переживания, сильного чувства было видно в кадре. Это было очень трудно, но я считаю, что это одна из сильных сторон не только японской актерской школы. Но это как раз то, что характеризует японцев в целом. Мне кажется, что японцы — я, конечно, не знаю всех культур мира и высказываю субъективное мнение, — отличаются своим отношением к людям и умением выразить его как в словах, так и в действиях и чувствах, которые обычно спрятаны глубоко и не написаны на лице, но ощущаются и передаются другим.

Полный список фото...

30 июня 2013 года, записала Екатерина Гоголева специально для www.rudata.ru