Поиск
На сайте: 685904 статей, 310525 фото.

Чудовище Франкенштейна

Чудовище Франкенштейна (Создание Франкенштейна, монстр Франкенштейна) — одно из главных действующих лиц романа Мэри Шелли «Франкенштейн, или Современный Прометей» (1818), а также песонаж множества книжных, драматических и кинематографических адаптаций его сюжета.

В романе Виктор Франкенштейн хочет создать живое существо из неживой материи, для чего собирает из фрагментов тел умерших подобие человека, а затем находит научный способ оживить его. В результате у него получается существо, вид которого самого Франкенштейна повергает в ужас:

«Как описать мои чувства при этом ужасном зрелище, как изобразить несчастного, созданного мною с таким неимоверным трудом? А между тем члены его были соразмерны, и я подобрал для него красивые черты. Красивые — Боже великий! Желтая кожа слишком туго обтягивала его мускулы и жилы; волосы были черные, блестящие и длинные, а зубы белые как жемчуг; но тем страшнее был их контраст с водянистыми глазами, почти неотличимыми по цвету от глазниц, с сухой кожей и узкой прорезью черного рта. <...> На него невозможно было смотреть без содрогания. Никакая мумия, возвращенная к жизни, не могла быть ужаснее этого чудовища. Я видел свое творение неоконченным; оно и тогда было уродливо; но когда его суставы и мускулы пришли в движение, получилось нечто более страшное, чем все вымыслы Данте». (Перевод З. Александровой)
Чудовище Франкенштейна в фильме «Ван Хелсинг» (2004)
Перейти
Чудовище Франкенштейна в фильме «Ван Хелсинг» (2004)

Франкенштейн и созданное им чудовище образуют гностическую пару, состоящую из творца и его творения, неизбежно отягощенного злом. Переосмысленная в терминах христианской этики, эта пара иллюстрирует безуспешность попыток человека взять на себя функции Бога — или невозможность познания Бога с помощью разума. Если же рассмотреть ситуацию в свойственном для Эпохи Просвещения рациональном ключе, то она преображается в проблему этической ответственности ученого за последствия сделанных им открытий.

Множественность и неоднозначность трактовок, порождаемых образами Франкенштейна и его творения, создали предпосылки для постоянных попыток осмыслить и переосмыслить их в различных художественных формах — сначала в театре, а затем и в кинематографе, где сюжет романа прошел через несколько стадий адаптации и приобрел новые устойчивые мотивы, которые в книге отсутствовали совсем (тема пересадки мозга как метафора пересадки души) или были намечены, но не развернуты (тема Невесты Франкенштейна).

Наиболее известный образ чудовища Франкенштейна был создан в фильмах режиссера Джеймса Уэйла «Франкенштейн» (1931) и «Невеста Франкенштейна» (1935) актером Борисом Карлоффом.

В массовой культуре также часто встречается смешение образов Франкенштейна и созданного им чудовища, когда «Франкенштейном» ошибочно называют не создателя, а создание.


Ресурсы в сети



Первоначальная версия этой статьи была взята из русской Википедии на условиях лицензии GNU FDL.