Поиск
На сайте: 749477 статей, 325891 фото.

Якубовская А.С. «Нас обвинили в чернухе, а мы на самом деле приукрасили». Интервью с Натальей Мокрицкой

НАТАЛЬЯ МОКРИЦКАЯ

НАС ОБВИНИЛИ В ЧЕРНУХЕ, А МЫ НА САМОМ ДЕЛЕ ПРИУКРАСИЛИ.


Вопрос: Наташа, расскажите, как вам удаётся найти финансирование на такие, мягко говоря, некоммерческие проекты?

Без государственной поддержки это было бы невозможно. Почему занимаюсь таким авторским кино? Потому что не знаю, как делать коммерческое, да и никто не предлагает. И потом, мне не очень нравиться коммерческое кино, а если вам не нравиться мужчина, то вам его и обаять не удастся. Конечно, продюсер — это в первую очередь интуиция, и поверьте, я не самый глупый человек. И я верю, что и у «Юрьего дня» и у «Четыре возраста любви» будет и свой успех и свой зритель.

Вопрос: Правда, что вы выиграли в прошлом году питчинг по проекту «Четыре возраста любви»?

Питчинг — это новая история в России. Маститые продюсеры не хотели в нём участвовать, а я была молодой продюсер и не постеснялась выйти к жюри при всех рассказать свой сюжет, сказать, сколько он стоит. И сразу после питчинга ко мне подошла женщина и предложила финансирование. И благодаря питчингу, мы сняли отличный фильм.
В этом году я решила не участвовать, потому что на этом «Кинотавре» у меня и так много картин, и мне не хотелось раздражать народ (смеётся).
Да и новый проект ещё не донца продуман. А «Четыре возраста любви» — это проект десятилетней давности. Сценарий очень долго готовился и там всё продумано до самой последней детали, поэтому и фильм получился хороший.

Вопрос: Мне очень понравилась первая история о мальчике и девочке, что это за дети?

Мальчик — Рома Шмаков, он же снимается у нас в «Юрьеве дне», его нашёл Сергей Мокрицкий. Ему семнадцать лет и он будет поступать в театральное училище. Девочка из Молдавии из театрального колледжа. Она так подошла на эту роль, со всей своей искренностью и эмоциональностью.

Вопрос: Какие выводы у вас, как у члена жюри «Короткого метра»?

После просмотра я заметила два направления.
Когда я училась, во ВГИКе на сценарно-киноведческом факультете у нас в основном главным было не рассказать интересно историю, а «самовыразиться» любым путем. Вот режиссёры и извращались, кто как мог.
Сейчас я наблюдаю чёткую тенденцию. Молодые режиссёры могут и рассказать историю и «зародить в ней зачатки искусства». Картина «Пал/Секам», которая заняла первое место, совмещает в себе в полной мере эти два компонента. Так же жюри отметила картину «Спайдер». Это хорошо и высокотехнично снятая человеческая история с элементами комедии. Я уверена, что у режиссёра хорошее будущее, к нему уже подходят продюсеры с предложениями.

Вопрос: Наташа, а вы не хотите быть режиссёром?

Никогда в жизни! Я киновед по своей сути, я люблю кино смотреть. Лучше я буду играть по правилам в чужом мире, чем создавать свой мир. Вдруг он никому не придётся по вкусу, что тогда?

Вопрос: Как вам работалось с Лией Ахеджаковой?
У неё очень высокий художественный вкус и ей предлагают много ролей, но она отказывается. Она отказалась от предложения снять в продолжении «Ирония судьбы», заметьте, за очень большие деньги. Это прекрасный коммерческий проект, но мне было больно смотреть на актеров старшего поколения. Она нас тоже долго мурыжила, не соглашалась, но наконец, поверила нам и снялась «В четыре возрасте любви», в очень необычной роли. Там она сыграла растерянную беременную старушку, и то, как она сыграла, по моему, лучше уже никто не сделает.

Вопрос: Сейчас самый главный «компонент» в кино — это зритель, что вы скажите о современном зрителе?

Честно говоря, мне современного зрителя жаль. Сегодня все его раздирают на куски. Начиная от коммерческих монстров и заканчивая маленькими кинокомпаниями. Моему кино тоже нужен зритель и он будет, но я пока не вижу в себе силы конкурировать с этими монстрами. Сейчас главная задача продюсера не найти деньги и снять хорошее кино, а реализовать его на рынке. Поэтому очень много чудных картин никто не видит, и лежат они на полках в Госкино.

Вопрос: В вашем фильме так хорошо сыграли дети, есть у вас желание снимать детское кино?

Мне очень нравится великое детское кино. Я иногда смотрю по детскому каналу «Бибигон», наши фильмы для детей семидесятых-восьмидесятых годов. Это такое наслаждение! Оно сделано на гораздо более высоком уровне, чем кино для взрослых, и собирало зрителей и кассу не хуже взрослого кино. Но сейчас детское кино, невыгодно. К сожалению, не приносит прибыль. Большие корпорации заниматься этим не хотят.

И даже яркий пример «Гарри Потера» и «Хроники Нарнии» не стал толчком. И это настолько высокотехнологичное кино. У нас нет такого уровня технологий, да и режиссёров тоже нет. В те времена кто снимал детского кино для нас? Ролан Быков, Птушко, Роу — а это нужно быть гением.
У нас такие режиссёры не скоро появятся, соответственно и кино тоже. И потом, мы православная страна, а Англия протестантская. Меня вообще удивляет, что оно пользовалось таким успехом, оно противоречит нашему сознанию.
Так что «почему нет нашего современного детского кино»? Не умеют и невыгодно.

Вопрос: Наташа, в фильме «Юрьев день», как вам так точно удалось передать образ этого маленького городка?

Считается, что мы показали чернуху. А это на самом деле мистическая, аномальная зона. Когда мы снимали в этом городке Юрьев-Польском, у нас не работали мобильные, отключалась всё время камера. Было очень тяжело, для нас это было целым испытанием.
Там нет ни гостиниц, ни столовой, там нет горячей воды. Там живут почти одни женщины, которые пашут с утра до вечера, и бегают какие-то алкоголики. А мы старались не снимать покосившиеся заборы, заполняли дымом пространство, чтобы не было видно этих убогих домов. Как могли, смягчили эту ужасную действительность. Наша задача была показать историю женщины, а не упадок этого края. А почему всё так точно описано, потому что у сценариста Юрия Арабова под Юрьев-Польском дача, и он это знает не понаслышке.
Кстати, во Владимире живёт автор сценария «Четыре возраста любви», он священник Успенского собора. Поэтому к Владимиру у меня очень хорошее отношение, и я старалась показать как можно мягче.

Вопрос: А кто снимался в рюмочной и в туберкулёзной клинике, актёры?

Это массовка, которую Кирилл выбирал из Владимира и Суздаля, и в основном жители играли самих себя. И мы даже не рисовали им наколки, они настоящие. Кирилл так точно подобрал эти лица, что только глядя на них, понимаешь, какая же беда с этим городом.

Конечно, «Юрьев день» получился остросоциальным по жанру и нам на пресс-конференции задали вопрос: «Куда делся мальчик?» Кирилл ответил им: «Господа, вы же видели фильм, там говорится: ежегодно, в стране пропадает сорок тысяч человек и никто не задаёт вопросы. Куда делись эти люди? Не сорок человек, не четыреста, а сорок тысяч! Задумайтесь». Я уважаю Кирилла за такую позицию.

Вопрос: А почему он взялся за такую «не модную» тему? Мне показалось, что он гламурный, успешный режиссёр и ему это не очень близко?

Поверьте, Кирилл мучающийся, всё время сомневающийся художник. А «гламурность» — это маска в мире «тусовки». И он успешный, не потому что ему кто-то что-то дал просто так, а потому что он трудяга, в отличие от многих персонажей из этой же «тусни» и пашет с утра до вечераю. Он сейчас набирает актёрскую мастерскую во МХАТе, готовиться к следующему нашему проекту, (называть не буду, чтобы не сглазить) и ещё параллельно у него проект.

Вопрос: Наташа, а Вы почему сами не хотите преподавать во ВГИКе?

Для меня ВГИК — это слишком высокая планка. И у меня были преподаватели такого уровня, что я даже себя сравнивать с ними не буду. Хотя я люблю общаться с молодёжью, но для преподавания мой возраст ещё не возраст. Поэтому и уровень во ВГИКе преподавания падает. Старые мастера умирают и уносят с собой «поле», а приходят молодые, которые сделали две-три картины. Чему они могут научить?

Сочи, Кинотавр. Анжела Якубовская