Поиск
На сайте: 685569 статей, 310389 фото.

Новости кино: Жюри основного конкурса 34 ММКФ возглавил бразильский режиссёр Эктор Бабенко

Возглавил жюри нынешнего фестиваля выдающийся бразильский режиссер Эктор Бабенко, ретроспектива избранных фильмов которого пройдет в рамках фестиваля. Французский режиссер Жан-Марк Барр — довольно частый гость в Москве, его картина «Перевод с американского» была в конкурсе ММКФ 2011. Сергей Лобан тоже был отмечен на фестивале 2011 года: его «Шапито-шоу» вызвало огромный интерес как зрителей, так и критики. Продюсер Адриана Кьеза Ди Пальма, войдя в состав жюри, тем не менее даже на фестивале решила не расставаться с работой — съемками фильма о своем супруге, кинооператоре Карло Ди Пальма, и будет снимать картину в Москве. Вошел в жюри и болгарский театральный и кинорежиссер Явор Гырдев, создатель фильма «Дзифт», получившего призы на ММКФ 2008.

Первый вопрос, заданный ведущим пресс-конференции Петром Шепотинником членам жюри — традиционный:
От каких дел отвлек вас фестиваль, чем вы пожертвовали, приехав в Москву?

Эктор Бабенко: Я лично ничем не пожертвовал, я в таком настроении: занимаюсь тем, что мне важно, что приносит мне удовольствие, и в данный момент это означает приехать в другую страну, смотреть фильмы, снятые по всему миру, и становиться лучше.

Жан-Марк Барр: Точно так же, как и Эктор, я ничем не пожертвовал, потому что для меня это огромное удовольствие — в очередной раз побывать в России. А я за последние 15-20 лет даже сбился со счета, сколько раз я здесь был — шесть, семь, восемь раз. Может быть, я не очень хорошо знаю Россию, но я люблю ее культуру, люблю этот город. Я приехал сюда, чтобы открыть для себя что-то новое — и в России и ее культуре, и в кино, которое здесь покажут. И, когда меня приглашают в Москву, я не раздумывая говорю «да».

Сергей Лобан: И я ничем не пожертвовал тоже. Я ничем не занят, рад, что меня пригласили на фестиваль.

Явор Гырдев: Я тоже не могу сказать, что принес какие-то особенные жертвы, хотя я сейчас работаю — ставлю «Гамлета» в Национальном театре Софии. Это проект, который я давно вынашивал: более 14 лет я дожидался возможности реализовать его. А почему я за это взялся? Мне хотелось заняться театром перед тем, как вернуться в кино. В 2013-м я планирую реализовать новые кинематографические планы.

Адриана Кьеза Ди Пальма: Также ничем не пожертвовала, так как приехать в Москву для меня каждый раз праздник, здесь у меня очень много друзей, меня замечательно принимают. Чтобы ничем не пожертвовать, я просто взяла работу с собой. В программе «Вокруг света» будет показан один из моих фильмов — «Ли и поэт». Я воспользуюсь временем в Москве, чтобы продолжить съемки документального фильма про оператора Карло Ди Пальма.

Вопрос Эктору Бабенко: Насколько украинские корни важны для Вас и видели ли Вы классические украинские фильмы, такие как «Тени забытых предков» Сергея Параджанова?

Эктор Бабенко: Это очень трудный для меня вопрос, я ведь эмигрант во втором поколении, потомок украинцев, которые переселились в Латинскую Америку, и та информация, которую я получил в детстве, была очень смутной, туманной, стиралась в памяти, потому что эмигранты стараются изгнать из памяти воспоминания о тех местах, где они родились.
Что касается кино, то когда я начинал смотреть его, еще не было разделения на Россию, Украину, все народы жили в границах одного государства, я тоже не делил их на различные страны. Поэтому мне сложно сказать, есть ли у моего кинематографа корни в советском кинематографе. Я думаю, скорее этот вопрос можно переадресовать зрителям, на фестивалях показывались 4—5 моих картин, и те, кто заинтересуются моим творчеством, могли бы посмотреть их и сами дать ответ: заметны ли влияния традиций, связанных с вашей страной, в моем кинематографе.

Пётр Шепотинник: Работа жюри — всегда выработка общего объективного мнения. А любой художник — индивидуалист, который должен привнести некое «я», и оно порой выражено в резких индивидуалистских формах. Как, на ваш взгляд, совместить выработку общего объективного мнения со своим собственным пониманием искусства кино, особенно современного кино? Сложно ли будет вам договариваться друг с другом, как вы считаете?

Эктор Бабенко: Как быть объективным и субъективным одновременно? Мне кажется, что человек, и особенно кинематографист, должен обладать счастливой особенностью сидеть на двух стульях одновременно. Это шутка, конечно. Но когда я засыпаю, я поворачиваюсь на левый бок и думаю о том кино, которое я собираюсь снять. Потом сон не идет, я ворочаюсь, переворачиваюсь на правый бок и думаю о том, где мне взять деньги на то кино, которое я собираюсь снять. Потом я ложусь на спину, смотрю в потолок, заглядываю в глубь своей души, думаю о себе.
Когда ты борешься за осуществление своей мечты, то ты больше об этом узнаешь, потому что в Голливуде мне приходилось встречаться с людьми, потрясающими профессионалами, но только в рамках той задачи, которая им поставлена. Они занимаются лишь тем, что умеют хорошо делать, выполняют только свою функцию и совершенно не беспокоятся. В Южной Америке все не так, там ты должен сидеть не на двух, трех стульях, а на множестве стульев.
Помню, у меня на студию раздается звонок. Женщина спрашивает: «Это студия Эктора Бабенко? Я хотела бы поговорить с бухгалтером». Я отвечаю: «Говорите со мной». Потом она говорит: «Хочу также поговорить с пресс-службой» – «Говорите со мной». «Да, кстати, я еще актриса, хочу прислать свою биографию на кастинг» — «Присылайте мне».
Вот так получается, что я — целая корпорация, так что проблем совместить одно с другим у меня не возникнет.

Сергей Лобан: Я думаю, компромисс можно найти всегда.


Полный список фото...

23 июня 2012 года, записала Екатерина Гоголева специально для www.rudata.ru