Поиск
На сайте: 749502 статей, 325904 фото.

Новости кино: Режиссер Александр Касаткин о фильме «Слушая тишину» и о сериале «Участковая»

АЛЕКСАНДР КАСАТКИН

В МОЁМ КИНО — НЕЛЬЗЯ ОБМАНУТЬ.

Александр Касаткин
Перейти
Александр Касаткин

Вопрос: Александр, мне очень понравился Ваш фильм «Слушая тишину», как к вам попал сценарий?

Сценарий Натальи Назаровой попал ко мне в руки много лет назад, и пока не было съемок, мы продолжали набирать материал. Происходил медленный процесс обогащения, погружения в сценарный материал.

Вопрос: Это ваша дебютная работа?

Да, это был мой дебют, и для меня это было очень серьезно, как для Юрия Гагарина первый полет в космос. Ракета либо взлетит, либо не взлетит. И состоюсь ли я как режиссер или не состоюсь. Эта история была — часть меня.

Вопрос: А дети, которые снимались в фильме — это больные дети или актеры?

Дети снимались здоровые. Но мы тщательно изучали судьбы и биографии больных детей в Детской Клинической больнице на Ленинском проспекте в Москве. Там таких судеб сотни и детских и взрослых. Я часто приходил на дежурство, общался с врачами. У сценаристки Назаровой был болен муж актер Геннадий Назаров. Застудился на съемках. Это человек безумной самоотверженности, будучи больным, он продолжает работать, преподавать.
Весь материал очень живой. Что-то есть, конечно, придуманное, мифологизированное. Для себя я сформулировал эту ситуацию «Золушка наоборот».

Вопрос: Поясните почему?

Девушка для себя всегда рисует счастье, вот так. Встретился принц, красивый, богатый и все закончилось счастливо. А на самом деле все только начинается.
Для меня самое важное, что бы персонаж остался сам собой. Моя героиня лицом к лицу столкнулась с агрессией мегаполиса и сохранила себя, не сдалась городу.
Главное что она в фильме получилась сильнее всех.

Вопрос: Александр, для дебюта не слишком тяжелая тема? Сняли бы что-нибудь комедийное, это беспроигрышно для дебютной работы.

Да мне не интересно все это. Все это пустое мельтешение. Мне была интересна человеческая история. А в «гламурной» истории некие фантазии выдаются за действительность. Для меня высшая награда, когда мой фильм показывают в кинотеатрах и ко мне подходят врачи и говорят: «Спасибо за фильм. Мы чувствуем что, не зря выбрали эту профессию». Эти слова дороже всяких призов. Хотя можно и похвастаться, я на фестивале «Сталкер» в декабре получил награду. И вместе с актерскими призами у фильма более двадцати наград. Фильм показывали и в Хабаровске, и в Нижневартовске, и в Биробиджане, и на Амуре, и в Красноярске и много где еще, мы после сеансов по часу общаемся со зрителями. Тогда понимаешь, что трудились над фильмом не зря.

Вопрос: Вы закончили ВГИК?

Я учился у Манна, в мастерской неигрового кино. Все кто пришел к нему в мастерскую, пришли с прицелом в «большое кино».

Вопрос: Документалистика вас не увлекла за годы учебы?

Нет. Мне интересно работать с актерами. Создавать свой мир. Свое пространство.

Вопрос: А как вы, не получив в институте навык работы с актерами, управляетесь с ними на площадке?

Понимаете, это все, дано каким — то природным ощущением. Можно закончить все театральные институты, и Высшие режиссерские курсы вдогонку, а актеры у тебя как играли фальшиво, так будут фальшивить. Это все на тонком «ощущенческом» уровне. Главное, почувствовать актера, достичь взаимопонимания с ним и дать возможность попробовать себя в роли в разных вариантах.
Изображение: Нина Русланова и Александр Касаткин.jpg

Вопрос: Вы сейчас работаете над сериалом «Участковая (телесериал)», актерам в нем есть что поиграть?

Безусловно. Конечно, есть свои сложности по ограниченности времени и пространства. Формат сериала сорок четыре минуты и надо поместиться в эти рамки. Проиграть историю так, что бы зритель смотрел с удовольствием и на актерскую игру и на режиссерскую работу в таких условиях невероятно сложно. Каждая эмоция на самом деле требует определенного количества времени, чтобы созреть и вырасти на экране. А времени то, как раз и не хватает. Иногда просто руки чешутся развернуть драматично ситуацию, но время уже вышло.

Вопрос: У вас в фильме «Слушая тишину» снялся замечательный актер Дмитрий Марьянов, почему он так редко снимается?

Мне трудно сказать почему. Я считаю, что он очень хороший актер. Я бы хотел снимать Димку почаще. Но нужен интересный персонаж, который мог бы ему предложить. У нас оставались буквально две недели до съемок, мы пересмотрели двадцать претендентов на эту роль и никого не утвердили. Потом пришел Дима, и все решилось очень быстро. Я не сомневался в его таланте, я его еще по «Маяку» знал. И на что он способен.

Вопрос: Что за «Маяк»?

«Маяк» — это кафе, в буфете театра имени Маяковского. Его открыли Максим Суханов и Саша Самойленко. Это был закрытый клуб, где собиралась вся богемная тусовка Москвы. Это были девяностые годы. Там собирались Миша Ефремов, Женя Добровольская, Анатолий Ромашин, Чулпан Хаматова, Алена Свиридова, Володя Пресняков, Кристина Орбакайте, всех не перечислишь.
В театре Маяковского собиралась работающая, творческая молодежь после съемок, после концертов. Устраивали такие спонтанные ночные сейшны. Пели для своих «Мистер Твистер», группа «А- Студио». Была такая теплая семейная обстановка. А потом у Саши Самойленко и Максима Суханова начался серьезный бизнес и кафе закрыли.

Вопрос: Вы скучаете по тем временам?

Скучать некогда. Если есть, свободные часы посвящаю их семье. У меня сын родился тридцать первого октября, я его даже из роддома не забрал. Съемкам отдаю двадцать четыре часа в сутки.

Вопрос: У вас такая замечательная фамилия Касаткин, вы не из актерской семьи?

Мой прадед Касаткин был художником — передвижником. Я сам по началу, в молодости хотел продолжить династию, рисовал, но режиссура пересилила.

Вопрос: А как вы нашли для своего фильма актрису Алину Сергееву?

Алина, когда пришла, я вдруг увидел, что она мало отличалась от природы настоящей героини. Она даже была в том пальто, в котором снялась. Ее психофизика на тот момент нам очень подходила. И в том кино, которое я хочу делать, нельзя обмануть. Вся эта фальшь будет считываться подсознательно.

Александр Касаткин и Нина Русланова на съемках сериала «Участковая»
Перейти
Александр Касаткин и Нина Русланова на съемках сериала «Участковая»

Вопрос: Как это понять?

Это сложно объяснить, это надо пропустить через себя. Это нельзя увидеть, это надо чувствовать клетками. Алина Сергеева, например, так «прожила» свою роль, что два месяца после съемок, приходила в себя. Она поймала на площадке это состояние и перестроилась полностью. Для нее это роль была, словно шок. И сейчас с актрисой Машей Звонаревой, я с ней второю картину делаю, с этим тоже столкнулся. Вот пример из сериала «Участковая»: снимаем сцену в кабинете главной героини, вижу, что Маша раз за разом ошибается, будто что-то мешает. Спрашиваю, в чем дело. Оказывается на столе стоит открытый ноутбук, и она не может сделать сцену, не получив объяснения, почему он там стоит? И я ей долго объяснял, почему. Хороший честный актер не может играть, не оправдав деталь. Это должно быть так, а не иначе. В этом вся тайна, надо проживать, а не играть.

Вопрос: Вы проживаете роли вместе с актерами. У вас у самого есть система защиты от такой эмоциональной нагрузки?

А что делать? Профессия выбрана. Потом кино в моей жизни случается не часто. (смеется)


11 февраля 2009 - www.Rudata.ru Анжела Якубовская